Тест-драйвы

Subaru Outback прошел «испытание Кавказом»

17 ноября 2010
≈ 87 минут
172 просмотра
Абсолютное зло

Вспомните школьные годы. На уроках литературы нас постоянно заставляли задуматься о вопросах что такое хорошо, а что такое плохо, вопросах чести и достоинства, справедливости и чувства долга, старались объяснить, раскрыть суть поступков второстепенных и главных героев произведений. С тех пор прошли десятилетия, накопились многослойные отложения жизненного опыта, но разобраться в подобных вопросах проще не стало…

http://img.autorambler.ru/images/journal/d1d84f34d08ae39e90c4eb09526e65e0
http://img.autorambler.ru/images/journal/6463ce8b03efaa2f90fc827b3582e8ee

Наш мир по-детски радикален. Есть горячее и холодное, плохие и хорошие, богатые и бедные, день и ночь. А полутонов нет. Что мы знаем про чеченцев? Знаем, что это воры и бандиты, с царских времен промышляющие грабежом и разбоем, и ради безопасности южных границ, нам, бедным россиянам, ничего не оставалось, как их завоевать, как и еще несколько десятков горских народов. За одно, под горячую руку. Такое вот простое видение мира.

Многие поколения русских воспитано на мифе, что чеченцы – воплощение абсолютного зла. Без малого две сотни лет этот народ (как и ингуши, кабардинцы, черкесы, и многие другие) существует под прессингом нелюбви, ненависти и откровенного геноцида. И если бомбят Южную Осетию – об этом говорит весь мир. А о том, что Чеченская Республика была практически стерта с лица земли – говорить не принято, как о разоренном гнезде тараканов. Просто задумайтесь, может ли целый народ, включая стариков, женщин и детей, быть исчадием ада? Думаю, ответ очевиден. Я не стану лезть в политику, объяснять причины войны, пытаться кому-то что-то доказать, это практически бесполезное сотрясание воздуха. Виноваты все. И если в начале девяностых, была хоть какая-то идея, то все что было после – банальная бизнес-война. Здесь никто не борется за идеалы, родную землю или свободу, здесь воюют за деньги. А местное население (в данном случае – чеченцы) – лишь заложники ситуации, разменная монета и пушечное мясо. И я говорю об этом в настоящем времени, потому что спокойнее, безусловно, стало, но спокойствия как такового, все-таки нет.

http://img.autorambler.ru/images/journal/104d73005ee56f6bba4a2872536dffeb
http://img.autorambler.ru/images/journal/a5d3fcada496adf4f81e426051e10188

Движимый подобными размышлениями, я с 2002 года одним из основных направлений для туризма выбрал для себя Северный Кавказ. Сперва был Дагестан, затем Ингушетия, теперь Чечня. И если Дагестан мне открылся быстро и без затруднений, то подготовка к экспедиции в Ингушетию заняла уже год, а в Чечню… три года. Основной камень преткновения – отсутствие эрудированных и открытых проводников. К тебе изначально относятся как к сотруднику спецслужб или провокатору. Народ десятилетиями пуганный и стрелянный, лишний риск им не нужен. К тому же, плох тот журналист, который не пытался спекулировать на теле горячих точек, ведь зарплата людей, рассказывающих о войне в разы больше «гражданских» журналистов… Все все понимают, и веры тебе, что ты едешь с добрыми намерениями практически нет.

http://img.autorambler.ru/images/journal/e7f7275f670c9be2014889d8761a5ec8

Москва – Махачкала

Со своим будущим проводником я познакомился в интернете. Это был собрат по вирусу полного привода некто Альви из Грозного. Мое письмо с просьбой помощи было воспринято с неподдельным энтузиазмом, и спустя некоторое время, звезды начали складываться в характерное путеводное созвездие.

В середине июня, я и оператор Григорий Лоевский тронулись в путь на автомобиле Subaru Outback в сторону солнечного Дагестана.

Как оно всегда и бывает, попутно мы решали свои проблемы. Во-первых, тестировали тот самый Subaru, именно поэтому в тексте будет много ссылок на то, как вел себя автомобиль во время путешествия. Во-вторых, на посту близ поселка Артезиан, что на границе Калмыкии и Дагестана, уже пару месяцев плавился от жары сломанный на историко-этнографической экспедиции «Волок» боевой Mitsubishi Pajero. Его нужно было попутно отбуксировать в Махачкалу на замену сцепления.

Беспосадочный марш-бросок в полторы тысячи километров Москва – Артезиан на столь быстром автомобиле оказался крайне не сложным, к тому же, Outback несказанно радовал низким расходом топлива: согласитесь, аппетит в 9,8 – 11 литров на «сотню» для мотора 3,6 литра это семечки.

Pajero целехонький, но порядком запыленный стоял за постом, завели, накачали колеса, прицепили трос… К счастью, в багажнике отдыхал съемный фаркоп, к помощи которого мы и прибегли.

http://img.autorambler.ru/images/journal/575114413515703d549f3d9cda160a16

Буксировать трехдверный Pajero оказалось задачей не сложной, и за четыре часа мы достигли пригородов Махачкалы, где у нашего «прицепа» и отвалилось переднее правое колесо… Оно шустро покатилось по обочине, перемахнуло через более чем метровую в диаметре железную трубу, и прямиком направилось крушить стекла строящегося магазина. К счастью, на его пути оказалась дверь в молельную комнату - их часто размещают на территории магазинов и на заправках, дабы путник всегда мог выполнить намаз. Какая-то неведомая сила остановила полет колеса буквально в паре метрах от стеклянного фасада… Счастье есть!

Ехавший за нами автомобиль тут же остановился, из него вышел майор милиции, и, представившись, доброжелательно предложил помощь. Мы уже не удивлялись подобному участию милиции – в Дагестане даже на постах инспектора за руку здороваются с водителями. Везде бы так!

И так, Pajero пристроен в сервис, а мы в гостиницу, в которую местных не селят, дабы не мешали отдыху бледнолицых командировочных. Утром выезжаем в горы.

http://img.autorambler.ru/images/journal/e58fc97cb089f5818a7b61ffd3db17c4

Махачкала – Дылым – Анди

Учитывая наши этнографические интересы, в Дагестане в первую очередь нам интересны горные районы. Именно в горах, как в музее под открытым небом, сохранилась архитектура, культура, обычаи и быт горцев. В села еще фактически не добрался разброд и шатания светского общества, здесь не смотрят Дом-2, люди по прежнему живут традициями, переходящими от отца к сыну.

В сопровождении моего давнего друга Ахмеда едем по асфальту в Хасавюрт, город-базар, огромную перевалочную базу стройматериалов и прочих товаров, и по-прежнему один из самых не спокойных городов Дагестана. Отсюда уходим в горы через крупное село Дылым.

На подъездах к Дылыму останавливаемся для регистрации на ощетинившемся железобетоном и колючей проволокой посту ГАИ. Этот пост неоднократно принимал на себя удары различных экстремистов, а потому их подозрительность и напряженность вполне объяснима. Меня здесь даже как-то арестовывали – не могли понять, кто такой и откуда взялся. В этот раз Ахмед за нас замолвил словечко, и теперь впереди лишь горы, только горы.

http://img.autorambler.ru/images/journal/ca26312fde47c32c58038557fe9155f4

Поднимаемся все выше и выше грунтовыми серпантинами, перед нами открываются живописнейшие панорамы древней и загадочной Салаватии, то тут, то там на склонах гроздьями рассыпаны старинные села с традиционной планировкой, когда твой двор – крыша соседа снизу.

Погода меняется за каждым перевалом, то солнце и жара, то прохлада и туманы. Каждый поворот пропитан историей. У села Аргвани стоят зеленые щиты, призывающие почтить память павшим воинам Шамиля. Тут же сложно не обратить внимание на непривычную заправку – каменный «сарай» с окошками, из которых торчат шланги и железные мерные лейки. Колорит на каждом повороте.

Уже к ночи добираемся до села Гагатли, где ночуем у Рашида, друга Ахмеда. Сидим на веранде, пьем чай, говорим о жизни. По периметру веранды, замотанные в марлю, сушатся бараньи туши, а на веревках – колбаса из требухи. Все как и сотни лет назад, эхо глубины веков.

Анди – оз. Казенойам – Дай

Утром выдвинулись в село Анди, где нас уже ждали чеченцы-проводники. По пути заправили Wrangler Ахмеда из десятилитровых стеклянных банок подпольным бензином марки «Вот 95-й есть? Этот еще лучше!». Четырехлитровое американское сердце недовольства не высказало.

Встреча была теплой. Перезнакомились, помимо Альви, с ним было еще трое друзей: Зилавди, Ваха и Салман. «Притирку» решили провести на высокогорном озере Казенойам, за обедом.

http://img.autorambler.ru/images/journal/4753deb6801b38e12bfecefabfdf8442

Дорога из Дагестана в Чечню идет через перевал Харами, никаких постов и прочих признаков границы здесь нет. На спуске с перевала открывается потрясающий вид на озеро, и нас встречает вывеска, о том что мы въезжаем на территорию села Хой (этот топоним с чеченского переводится как «стражники») Веденского района Чеченской Республики. Села, правда, как такового нет, есть лишь разрозненные послевоенные постройки из профлиста, да кладбище с развалинами старинного села, у которого выстроена новенькая мечеть.

На берегах озера припарковано множество машин, народ во всю пикникует. Сразу видно разительное отличие с соседним Дагестаном, где народ строже, а женщины одеты скромнее. Чеченцы же, совершенно очевидно, по нраву куда более веселые и раскрепощенные. Кстати, именно эта черта отличает чеченцев и от ингушей.

На противоположном берегу вокруг одной из машин люди явно заняты не обычным отдыхом, а джиперским. Смотрим во все глаза – очевидно, «девяносто девятая» застряла посреди пойменного болота, вокруг снуют человечки, что-то суют под колеса, наматывают на шины какие-то тряпки, имитируя цепи противоскольжения.

Последние дни шли дожди, и дороги порядочно развезло. На Subaru нам им не помочь, но Jeep Wrangler Ахмеда и Nissan Patrol Альви – весьма серьезная техника. Ребята решают отправиться в спасательную экспедицию, и уже через час возвращаются чумазые но счастливые. Оказывается, народ жил в болоте уже третьи сутки, и ни кто им не мог помочь.

http://img.autorambler.ru/images/journal/e383c0113c3619a3a14120aba56e00c2

А озеро, надо отметить, и правда очень живописное, особенно если созерцать его вне туристического сезона, когда берега свободны от отдыхающих. Над одним из берегов возвышается безжизненная база отдыха в альпийском стиле, как говорят – в советское время здесь была олимпийская база сборной СССР по академической гребле. Кстати, граница проходит по самому озеру, и часть относится к Дагестану.

Пока мы трапезничали, мимо проезжали трое всадников, и Ахмед, будучи опытным парапланиристом, решил попытать удачи и попросить горцев завезти его на вершину соседней горы Кашкерлам, чтобы оттуда спланировать над долиной. На машине туда забраться абсолютно нереально. К моему удивлению, джигитов долго уговаривать не пришлось, и уже через десять минут двое всадников медленно, но верно карабкались к вершине.

http://img.autorambler.ru/images/journal/b0897c8abc5350c4f783266047e7e9da


А через час над долиной реки Ансалта и озером Казенойам парил одинокий купол, и добрая сотня людей на земле, как завороженная, наблюдала за десятиминутным полетом. Ахмед без преувеличения стал героем дня, и объектом многочисленных обсуждений. К сожалению, сразу после полета он вернулся в родной Дагестан, и мы с ним увиделись лишь через несколько дней в Махачкале. Тем временем, мы продолжили наше путешествие по одной из самых удаленных местностей горной Чечни именуемой Чеберлой.

Впереди нас ждал очень тяжелый горный переход через села Макажой, Нохчи-Келой и Циндой. Как потом мне рассказали люди, бывавшие в этих краях ранее, эта дорога была всегда проходима лишь для УАЗов и ГАЗ-66. И проводники наши также сомневались в проходимости Subaru, но мы решили сперва посмотреть, а лишь потом решать, разворачиваться или нет. А ведь вернуться назад на глазах у четырех горцев – это такой позор джунглям, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Не зря у многих восточных народов популярна характерная поговорка, звучащая так:

      - Как по-вашему будет "вперед"?
        - Алга
          - А как будет «назад»?
            - «Назад» у нас нет, мы разворачиваемся в другую сторону и снова – АЛГА!!!

          Вот и зависли мы между молотом и наковальней, ведь и машину повредить тоже нельзя – не своя, краснеть придется!

          http://img.autorambler.ru/images/journal/5b66f8d4d21aeb5b18e95fbb548e3a54

          Чем дальше в горы, тем хуже и непроходимее дорога. Колеи углубляются, трава по капот, где-то в ней скрываются коварные камни, а потому едем максимально осторожно, и не перестаем нахваливать Outback за превосходную проработку днища – за три дня путешествия, мы считанные разы косались «брюхом» камней, а ведь Subaru совсем не внедорожник, а простой «приподнятый» полноприводный универсал!

          А вокруг красота неописуемая, простор, альпийские луга. Но отар овец не видно, жилых сел почти нет, горы стоят безмолвные, мертвые. И это опять же радикально отличает Чечню от Дагестана, где горы живые, населенные. Как говорят, на смену людям здесь пришли дикие животные, и повстречать любого зверя кроме лося в горной Чечне сегодня пара пустяков. При том, за годы войны, зверье потеряло страх перед выстрелами, и охранять ту же отару овец с одним ружьем уже не так просто.

          Плутая по проселкам, забрели в одно практически исчезнувшее с лица земли село, быть может Кулой, а может еще какое, где на фоне полной безлюдности, откуда ни возьмись нам повстречался древний старик. Его узнали все наши проводники, ведь когда они были пацанами, он уже был почтенным старцем. По рассказам, он родился в 1902 году… Сколько эпох пережил этот человек – страшно подумать!
          Горные дороги – это полбеды. Все-таки промоины и колеи можно объехать, да и тяги двигателя для аккуратного пилотирования хватает с запасом и о «понижайке» мы даже не задумываемся. Самое страшное, что нас ожидало – это два брода. Точнее один брод, и один разрушенный мост, по которому по рассказам проводников ехать на столько страшно, что лучше уж в брод… Но так ли страшен черт, как его малюют? Нет, не так. Страшнее!

          http://img.autorambler.ru/images/journal/bfeb73d85800e1d5c36fc2d978cc824d

          Когда мы подъехали к первому броду у урочища Батыйаур, и Nissan Patrol ухнулся в прохладные воды горной реки, стало ясно, что для Subaru это непроходимое препятствие. Патруль погрузился в воду по бампера, и бился мостами и рамой о камни… Что такое «чугунный» Patrol, и чем обернутся подобные стуки для «пластикового» Outback! Однако, делать нечего, форсировать безымянный приток речки Келойахк нужно.

          Для этого более опытный Альви сразу принялся проводить на первый взгляд совершенно непонятные гидротехнические операции. Он разделся, зашел в ледяную воду, и стал складывать крупные камни чуть выше по течению, формируя таким образом плотину. Заграждение было призвано разделить реку на два рукава, и, тем самым, понизить уровень брода. И действительно, через час работы оставалось лишь убрать с курса Субарика крупные камни, и преодолеть обмелевший брод. Век живи – век учись! Осталось на всякий случай прицепить на морду трос, и продолжать путь.

          Еще через несколько километров, у села Нохчи-Келой, нас ждал тот самый мост. Одну часть опор смыло весенним паводком, и настил мерно качался на уцелевших столбах. В брод? Патруль – да, реально, но для Outback эта река еще серьезнее, а на горы уже опускаются сумерки. Хоть и страшно до чертиков, но рискуем проскочить по шаткому мостику. Удалось!

          Уже в темноте приезжаем в гости к Зилавди в село Дай. В уютной домашней атмосфере болтаем до середины ночи, смотрим фотографии и видеофильмы о Чечне, настроение приподнятое, так всегда бывает, когда сделаешь что-то на первый взгляд невозможное.

          Дай – Шатой – Махачкала

          Утро началось с вопроса всех вопросов: нашему Subaru требовался бензин. Ближайшая заправка в селении Шатой, туда час пути, и обратно столько же. В целях экономии времени встаем в шесть утра, и шпарим вниз, на равнину.

          На въезде в Шатой ряд заправок, на всех заправляют из стеклянных банок, останавливаемся у рекомендованной, и бородатый мужчина с подозрительным взглядом заливает нам сорок литров сомнительной жидкости. Но Subaru сия горючая жидкость, вопреки опасениям, пришлась вполне по вкусу, и мы поспешили назад, в горы, в село Дай.

          http://img.autorambler.ru/images/journal/3fd3015fcd11b614e6ae644651187b62

          Колорит местных заправок.

          http://img.autorambler.ru/images/journal/29f9345fcbb9fd5f52c621921984b825
          http://img.autorambler.ru/images/journal/e723b4c2114c86f15c9aec0d27619089
          http://img.autorambler.ru/images/journal/b042ffa7fbcca93ac1400422809d34a5
          http://img.autorambler.ru/images/journal/6ae75f7457e112cfe9234cc8adc797c5

          Серпантин петляет по селу, Альви мне показывает на пустырь, и рассказывает, что раньше здесь был дом, в войну в него попала шальная ракета, от дома ничего не осталось, но все жильцы уцелели – заслышав вертолеты попрятались в подвале. Еду… мурашки по коже, ведь обычное село, обычные люди, зачем бомбить-то? Да и дома все примерно одной эпохи, годов шестидесятых, отстроенные после возвращения чеченцев после сталинской депортации. Едем дальше – еще одна беззубая проплешина в стройному ряду домов, история схожая… А вот и наш гостеприимный дом, паркуюсь около гусиничного трактора, а у того вся левая сторона посечена осколками. Оказалось «Градом» шарахнули, попали в стоящее рядом дерево, троих ремонтирующих трактор накрыло, но все, к счастью остались живы. Хочешь не хочешь, завязалась беседа, и посыпались рассказы, там, мол, ракета торчит не разорвавшаяся, а тут патронов уйму федералы оставили после высадки… У детей любимое оружие – «трофеи», найденные в лесу. Рассказали, также, про группу небезызвестного Ульмана, который именно в этих краях совершал свои «подвиги». Уже вернувшись домой я покопался в подшивках старых газет, и прочитал, что 11—12 января 2002 года в селе Дай проходила войсковая операция по уничтожению якобы гостившего здесь Хаттаба. Спросите у селян, знают ли они кто такой Хаттаб? Знают, из газет! Господи, какой-же бред, почему не дать народу просто жить?! Сколько можно манипулировать судьбами простых людей, живущих обычной жизнью, имеющих понятные, общечеловеческие ценности? Помнится, аналогичный вопрос у меня возникал после экспедиции по Ингушетии. Ответа на него так и не нашлось.

          …Вернувшись домой, буквально через несколько дней, я ехал через маленький городишко в Тульской области, и остановился у мемориала павшим в Великой Отечественной Войне. Там, чуть с краю, стоял одинокий камень пяти ребятам, не вернувшимся из Чечни. И сколько таких памятников по городам и селам? Страшно больно от бессмысленности всех этих смертей.

          Выезжаем из села, сегодня по плану мы должны пройти горными дорогами через Химой и Шарой, Итум-Кале, а затем вернуться в Шатой, закольцевав таким образом горную часть маршрута. И началось все с весьма любопытных штрихов. Буквально в нескольких километрах от села Дай есть естественные форелевые озера, мы с полчаса просто стояли на берегу и любовались, как в абсолютно прозрачной воде ходят косяки рыб. А рядом, если перемахнуть через заросшие окопы, бурлит река Шароаргун, над которой нависают «плачущие» скалы – вода сочится сквозь трещины в горной породе и тонкими ручьями исчезает в мутном потоке…

          http://img.autorambler.ru/images/journal/3e3465efc0f952f35670a59df2823e75

          Кстати сказать, с проводниками нам несказанно повезло. Мужики оказались патриотами в хорошем смысле этого слова, очень эрудированными и открытыми людьми. К тому же Зилавди работает охотоведом, и всю жизнь провел в родных горах. Вы бы видели, как горит его взгляд, когда он смотрит по сторонам… А если рассказывает… Заслушаешься! К тому же, он все что видит – снимает на видео, и каждый год у него собирается уникальнейшая подборка зарисовок о природе Чеченской республики.
          Тем временем, дорога уходит сперва на юг, а затем забирает на запад. Путь преграждает блок-пост, вчера ничего подобного на нашем пути не встречалось. Проводники нас отстранили от всех разговоров, взяли документы и скрылись в будке с флагом. Через несколько минут путь открыт. Лишних вопросов не задаю – проверено на Дагестане, если бы мы ехали одни, без местных, быстрее всего были бы арестованы и отправлены в местный отдел милиции или ФСБ для выяснения кто такие и зачем пожаловали. Туристов здесь нет, и любой человек с такой «легендой», разгуливающий с фотоаппаратами и видеокамерами в горах без журналистских удостоверений и специальных разрешительных бумаг вызывает массу вопросов и подозрений.

          Въезжаем в Шаройский район, у дороги стоит будка дорожников, заезжаем на чай. Чеченка сразу накрывает стол, одна за одной появляются тарелки с вареным мясом, домашним сыром, над столом же висит крошечная лампочка, подсоединенная к автомобильному аккумулятору. Женщина постоянно что-то говорит на родном языке. Это не самая приятная особенность для туристов, распространенная и в Дагестане, и в Ингушетии, и в Чечне – ни кто особо не переживает, что ты не понимаешь о чем говорят, могут постоянно переходить с русского на чеченский, а могут перейти на чеченский, и забыть вернуться… Поначалу, еще в первых кавказских путешествиях, я закономерно напрягался, ведь одно дело, когда людей знаешь хорошо, а совсем иное, когда познакомился накануне в интернете. Но, видя отношение к гостям, быстро расслабляешься, и лишь просишь переводить, если очевидно, что говорят о чем-то интересном. В данном случае, женщина банально жаловалась на какие-то бытовые неурядицы.

          http://img.autorambler.ru/images/journal/3b68736def7f878f1a5ef9548c9f8145

          Чем дальше в горы, тем меньше людей. Нет ни сел, ни машин. И за каждым поворотом – шедевральная красота, а потому скорость наша приближается к абсолютному нулю. Снимаем, снимаем, снимаем… Погода меняется от ущелья к ущелью, после очередного перевала горы окутывают облака, лента грунтовой дороги и цветочные поля уходят в молочное небытие, а мы вновь останавливаемся для съемки, теперь уже цветочков. Те, кто родился с фотоаппаратом в руках, меня поймут – когда вокруг такая красота, не долго стать блаженным Паганелем! Машина с проводниками не замечает нашей остановки, и через несколько минут возвращается за нами – у ребят на лицах испуг, оказывается на этом участке лучше не останавливаться, здесь частенько совершаются различные диверсии руками оставшихся в горах немногочисленных экстремистов. Я неудачно пошутил, что хоть бы знаки поставили, «Острожно, бородатые мужчины», но проводникам было не смешно, ведь мы приехали к ним в гости, и им меньше всего хочется любых осложнений.

          Дорога спускает все ниже и ниже, и выводит нас в село Тазбичи, в котором стоят две башни. В одну из них, сторожевую, что находится в самом селе, нам даже довелось попасть. Она была недавно отреставрирована, воссозданы перекрытия, и теперь можно подняться на самую верхнюю площадку, на высоту в 23 метра. Стоя под куполом башни, даже не верится, что этим стенам не меньше шести сотен лет!

          Выглянув из окна смотровой площадки башни, помимо замечательной панорамы на село, было видно, что с одной стороны, с северной, женщина обрабатывает огород, а с южной несколько мужчин что-то жарят в огромном котле.

          Спустились, подъехали. Хозяева нам рассказали, что на этом месте испокон веков была мельница, они ее заново отстроили, и сейчас проводят «пуско-наладку». В котле жарят зерна кукурузы, от чего по всей округе разносится запах поп-корна. Почему ни в Пермской области, ни в Курской, ни в Калужской ни кто палец о палец не ударил, чтобы восстановить хоть одну водяную или ветряную мельницу, коих было тысячи и тысячи, хотя бы ради памяти, чтобы показать детям? А Чечне, чуть ли не в каждом селе люди восстанавливают башни, строят мельницы…
          Экономического эффекта от подобных вложений сил, времени и денег, согласитесь, ждать не приходится, весь вопрос в отношении к собственной Родине, ее культурному наследию, к тому, что останется после тебя потомкам.

          Вечереет, пора спускаться с гор, наше двухдневное путешествие по Чечне подходит к своему завершению. Проезжаем село Итум-Кале, здесь прямо у дороги стоят развалины старой крепости Евдокимовской. Укрепление – дошедший до наших дней памятник Кавказской войны XIX века. Кстати, это одна из наиболее сохранившихся крепостей на Северном Кавказе.

          Чем ниже мы спускаемся на равнину, тем чаще встречаются знаки недавних боевых действий, на поворотах зияют бойницы огневых точек. Но чем ближе к Грозному, тем тщательнее проведена уборка, а когда мы выехали на «Бакинскую» трассу, и повернули на Хасавюрт, и вовсе не переставали дивиться отличному асфальту, прекрасной разметке и множеству указателей и знаков.

          http://img.autorambler.ru/images/journal/15032e76352a61c830a4ac8c25518751

          По всей территории Чечни вплоть до Дагестана ни одного блок-поста, граница совершенно прозрачная. Нас не остановили ни на чеченском посту, ни на дагестанском. А дальше – знакомая дорога в Махачкалу и сон без задних ног в уже практически родной гостинице.

          Утром помыли мужественного Субарика, заехали на чашку кофе к Ахмеду… и пали жертвой кавказского гостеприимства. Утренний выезд отложился на обед, а после обеда, под вечер, все-таки свершился. И еще через сутки наша синяя полноприводная колесница пересекла границу шумной и равнодушной Москвы, чтобы раствориться в ее бурном потоке как одна из элементарных частиц с положительным зарядом двух довольных ионов, иона Гриши и иона Леши...

          P.S.

          Прошлый раз я был в Чечне в 2006 году, проездом из Игушетии в Дагестан, и за прошедшие четыре года облик республики заметно изменился. Мы намеренно не стали заезжать в Грозный, хотя и слышали множество рассказов, что теперь это город-сад. Нас в первую очередь интересует именно горная Чечня, и мы обязательно, даст Бог, вернемся сюда в этом же году, чтобы исследовать центральные районы, а также пограничные, получив заранее все пропуска и разрешения. Очень хочется еще раз прикоснуться к культуре этого немногочисленного народа с не самой простой судьбой. Нашим же последователям хочется сказать, что в Чечню ездить можно и нужно, «бледнолицые» россияне должны ассоциироваться не только с военными, но и с нормальными людьми.
          Но до тех пор, пока ситуация здесь до конца не успокоится, делать это лучше в компании местных жителей. Они и расскажут вам больше, чем можно прочесть в интернете, и снимут большинство вопросов безопасности.

          Все современные модели Subaru принято ругать за дружелюбность и бесхребетность, приговаривая что «это не Субару». Наверное, и я поступил бы подобным образом, если бы имел обширный опыт общения со старыми моделями. Но мне в какой-то степени повезло, я нахожусь в стане именно той новой и неискушенной аудитории, к которой развернулась японская избушка Fuji Heavy Industries передом, повернувшись, тем самым, к старым и преданным, но весьма немногочисленным фанатам, прошу прощения, задом. Мне всю сознательную жизнь нравились полноразмерные универсалы с полным приводом и увеличенным дорожным просветом, и Subaru Outback всегда был одним из фаворитов моего «теоретического» хит-парада. На первом месте традиционно я ставил умопомрачительный во всех смыслах Audi A6 Allroad, чуть поодаль «эстетский» Volvo XC70, и на третьем месте всегда был «пришпоренный» Outback

          http://img.autorambler.ru/images/journal/66e8bbe4ab9b6e938553010bac6f0337

          Однако, тем и отличается «теоретический» хит-парад от «практического», что если бы я задался целью купить один из трех указанных автомобилей, я приобрел бы именно Subaru, потому что он до недавнего времени был практичнее, дешевле, и ликвиднее при перепродаже. Точка перелома произошла в 2009 году, когда мир увидел новый Outback... От былой гармонии и выправки не осталось и следа, универсал «обвис», пополнел и растерял былую грацию. А я, тем временем, еще сохраняю приличную молодецкую форму. Но и это не беда, стерпится-слюбится, растолстеется-распухнется! Самое неприятное, что новинка заметно прибавила в цене, подтянулась один в один до уровня Volvo. В общем, вопросов больше чем ответов, а в голове сплошной скепсис. И я явно не один такой озадаченный, динамика продаж открыто показывает, что новый Outback принят рынком крайне осторожно. А значит надо копать глубже, искать новые грани, ведь не может столь легендарная модель откровенно деградировать!

          Наше северокавказское турне изначально не планировалось как легкая прогулка, и все слабые места просто обязаны были вылезти наружу. И первые эмоции были далеки от восторгов. Двигаясь на юг от столицы по М6, я поймал себя на мысли, что если удалить с руля логотип Subaru, то опознать по бесцветным повадкам автомобиль, родственный болидам, овеянным раллийной славой практически невозможно. Универсал вальяжно стелется над асфальтом, комфортно глотает мелкие и не очень ямки, практически не раскачивается на волнах и не реагирует на колейность. При этом, изрядно кренится в поворотах, и… совершенно не подстегивает к активной езде. А раз не подстегивает, прохватим с ветерком против его воли.

          До границы Калмыкии и Дагестана от Москвы донеслись в один присест, меняясь с коллегой на каждой заправке. А заправок, надо признать, мы собрали куда меньше, чем ожидаешь от «оппозитника» объемом 3,6 литра. Расход топлива колебался в диапазоне от 10 - 11 литров, при том, что об экономии мы даже не задумывались. Отличный показатель! Ради такой экономики можно пожертвовать и толикой адреналина, тем более что 249 «лошадок» вполне достаточно для уверенных обгонов, и, опять же, не делают автомобиль разорительным в плане налогового бремени. На гравийных горных серпантинах Дагестана Subaru Outback вновь ни чем не выдал родственные связи с классическим ралли. Универсал стоит в поворотах как влитой, надежно и понятно, но сорвать его в скольжение практически невозможно – «автомат» работает феноменально мягко, а мотор начисто лишен какого-либо подхвата. Так что пустить пыль в глаза зевакам не выйдет ни при каких условиях, разве что на гололеде. Плохо? Отнюдь, безопасно!

          http://img.autorambler.ru/images/journal/f8ae99b664e8e2b48f8d431211ad3f7c

          Удивила и геометрия. Даже в глубоких колеях Subaru не чиркает «брюхом», и спокойно позволяет пропускать внушительные камни меж колес. Конечно, злоупотреблять этим не стоит, можно покрушить полмашины, если не рассчитать с размером обломка горной породы. Но все-таки спокойствия дополнительные сантиметры дорожного просвета, несомненно, добавляют.
          А что с проходимостью? С такими свесами, на первый взгляд, вне дорог и делать нечего. Но и здесь Subaru удивляет, раскрываясь в неожиданном амплуа. Я не представляю, каких трудов стоило инженерам добиться такой внушительной всепролазности при столь развитом пластиковом обвесе. При проезде колей, ям и промоин ты уже во всю ждешь касания передним или задним бампером грунта… но машина проходит чисто, без заминочки. Конечно, это не внедорожник, и над траекториями надо работать очень аккуратно, но уважение Outback вызывает, это факт.

          Но даже это еще не все. В борьбе с бездорожьем универсал замечательно выручает вспомогательная электроника, имитирующая работу межколесных блокировок, что вкупе с тяговитым мотором и «автоматом» делает автомобиль весьма проходимым. И это не голая теория! На маршрут, по которому мы прошли по горным районам Дагестана и Чечни многие местные не отправились бы и на ином внедорожнике. А не местные с мирными целями и вовсе не совались в эти края со времен Советского Союза.

          Ехали мы назад, в Москву, и размышляли. А должен ли семейный универсал быть заводным? Каково теще, жене и детям быть заложниками ситуации, быть пассажирами папаши-драйвера, тоскующего от того, что если бы не женился, дурак, в 18 лет, и на шее не сидело бы трое спиногрызов, стал бы точно великим гонщиком. И ехал бы не на дачу с газонокосилкой и сенбернаром, а куда-нибудь на гонки, где красотки в коротеньких юбчонках ему рукоплескали и кидались на шею, выстроившись в очередь по мере увеличения размера груди… Мечтать не вредно, а рисковать семейством – преступно. Для адреналина должны быть машины иного склада, иной формации. А для поездок с семьей – нет ничего приятнее чем хорошая вместимость, надежная управляемость, высокая проходимость, отличная экономичность, и приличная остаточная стоимость. По всем этим параметрам у Subaru Outback показатели отличные, а значит подобный выбор не может быть ошибочным. Если вы не бездетный гонщик-холостях, конечно.

          Текст и фото: Алексей Мочалов
Источник: Autorambler
Опрос
Стоит ли ввести конфискацию автомобиля за агрессивную езду?
Да
Нет
6 комментариев
ПДД онлайн Билет 2, вопрос 1
При движении на легковом автомобиле, оборудованном ремнями безопасности, пристегиваться ремнями должны:
Только водитель и пассажир на переднем сиденье.
Только водитель.
Все лица, находящиеся в автомобиле.
Ответить