Подробности
13 мая в 11:00

На 200 млрд рублей в год: почему россияне полюбили автомобили в лизинг

Что стимулирует лизинг, каковы прогнозы на будущее и с какими проблемами сталкивается широко распространенная на Западе услуга? На эти и другие вопросы "Авторамблера" ответил Александр Михайлов — глава крупнейшей в России автолизинговой компании "Европлан".

— Расскажите, насколько в 2018 году выросло количество автомобилистов, выбравших услугу лизинга?

— Мы на рынке уже 20 лет и давно следим за статистикой. Лизинг – одна из немногих финансовых услуг в стране, которая демонстрирует рост. За последние годы проникновение лизинга увеличилось в разы — еще несколько лет назад оно составляло всего 2% от общих продаж автомобилей, а сейчас превысило 10%. Это меньше, чем автокредитование, которое работает в основном с физическими лицами, однако наша особенность в том, что рост достигнут за счет сегмента юридических лиц. Корпоративные продажи в России выросли, и вслед за этим клиенты стали чаще обращаться к услугам автолизинга. Если говорить о количестве договоров клиентов, оно измеряется десятками тысяч легковых автомобилей и сотнями тысяч легких коммерческих машин.

— Какова динамика рынка автолизинга в России за последнее десятилетие?

— Среднегодовой темп роста за последние десять лет составил почти 34% — очень существенный показатель. В настоящее время общая стоимость легковых машин, купленных и переданных в лизинг за год, составляет порядка 200 миллиардов рублей при средней цене автомобилей в 1 миллион рублей. Соответственно, это более 200 тысяч единиц техники. Примерно такой же объем у рынка грузовой техники.

— Есть ли прогнозы, как изменится динамика в 2019 году?

— В этом году эксперты не ожидают роста рынка. Например, по оптимистичным прогнозам, это 3% роста продаж легковых автомобилей. Более реалистичный сценарий — 0% или даже ниже. Но мы надеемся, что лизинг вырастет так, как он рос в течение 2015–2017 годов, когда снижались продажи автомобилей.

— Какие меры предпринимает государство для популяризации автолизинга в России? Как сами игроки рынка продвигают лизинговые услуги в массы?

— Лизинг занимает не столь значительную долю в случае с автодилерами, у которых доминируют продажи физическим лицам, а вот в крупных холдингах, таких как, например, «АвтоСпецЦентр», тенденция очень заметна. Большую роль в продвижении играют автодилеры, наши партнеры, особенно ведущие холдинги, которые понимают вклад финансовой услуги в комплексное развитие продаж и физическим лицам, и корпоративным клиентам. Крупнейшие компании понимают, что объемы корпоративных продаж юридическим лицам можно и нужно увеличивать. Для этого необходима корректировка стратегии развития бизнеса, и лизинг занимает в ней немаловажное место.

— Планируется ли господдержка автолизинга в 2019 году?

— Если говорить о сегменте легковых машин, то государство помогало стимулировать автолизинг лишь в 2015 году. Тогда была субсидия — 10% лизинговым компаниям от аванса при покупке в лизинг автомобилей отдельно взятых производителей определенных стран производства. Начиная с 2016 года это практиковалось только для легких коммерческих автомобилей, так что автодилеры, продающие эти машины, знают о программе субсидирования аванса. Другой поддержки нет, но какая-то специальная, наверное, и не требуется. В 2019 году государственная поддержка при покупке легковых машин в лизинг не предвидится, однако мы ожидаем ее в небольшом объеме для сектора легких коммерческих автомобилей.

— Какие марки и модели автомобилей особенно популярны при покупке в лизинг?

— Популярны те же машины, что и на рынке: лидируют марки, занимающие первые места в общем рейтинге продаж. Например, в нашем лизинговом портфеле очень много продукции KIA и Hyundai — ее покупают в такси и для прокатных компаний. Много немецких машин и Toyota. Бывают и перегибы. Так, на российском рынке некогда была популярна Daewoo Nexia, которую не брали в лизинг.

— Как обстоят дела с иностранными инвесторами на рынке лизинга? Насколько рынок нуждается в приходе новых зарубежных компаний?

— Зарубежные компании чаще всего приходили с автопроизводителями либо с производителями оборудования. Некоторые из них — вместе с иностранными банками. Конечно, нам нужны разноплановые участники — это полезно для рынка и, думаю, для потребителя тоже. Раньше привлечь инвестиции было проще: до кризиса 2008 года присутствовало много западных лизинговых компаний, которые заключали договор в долларах, но после кризиса их осталось очень мало. Даже Volkswagen Bank, который, казалось бы, должен приносить деньги в российскую экономику, по факту заимствует у страны средства. Приход иностранцев возможен, но у них нет преимуществ, которые есть у локальных игроков с капиталом.

— В Европе лизинг для физических лиц развит сильнее, чем в России. Чем это объясняется? И как обстоят дела с корпоративным лизингом? Что необходимо для того, чтобы автолизинг в России стал популярнее автокредитования среди физических лиц?

— Это обусловлено двумя вещами. Во-первых, на Западе покупка машины с каким-либо финансированием всегда шла по пути небанковского кредитования, и лизинговые компании работают там с самого начала. В России банки существуют с 1988 года, и отечественные клиенты ждали появления услуги автокредитования. Первые автокредиты начали выдавать во второй половине девяностых. Во-вторых, в Европе человек готов заплатить некоторую сумму за машину и не получить ее в собственность. Ведь лизинг должен создавать конкуренцию не автокредитованию, а долгосрочной аренде. Это ментальный момент, играющий огромную роль в России и странах СНГ. Кстати, в некоторых странах популяризации услуги способствовали налоговые льготы даже для физических лиц. У нас же нет никаких преференций для обычных граждан, воспользовавшихся лизингом.

Лизинг не будет так популярен среди физических лиц, как автокредитование, до тех пор, пока люди хотят приобретать машины именно в собственность. Услуга подразумевает другое использование автомобиля даже на Западе и даже среди физических лиц — там транспортным средством пользуются три года, а затем сдают в лизинговую компанию. В европейских странах люди не пытаются платить дальше, а довольствуются тем, что эксплуатируют автомобиль в течение трех лет, выплатив сумму именно за этот период. У нас дела обстоят иначе — человек, отдававший деньги за машину в течение трех лет, хочет получить ее в собственность. Отечественный потребитель еще с советских времен знал, что машина или является его собственностью, или куплена в кредит. Рассрочки в России никогда не было, хотя аренда и прокаты присутствовали. Но лизинг — не прокат и не совсем аренда. Это получение машины в собственность после выплаты всех лизинговых платежей. Изначально услуга работала только для юридических лиц, это регламентировал Гражданский кодекс.

— За последние годы каршеринг приобрел большую популярность. Стал ли он импульсом для развития лизинга в России?

— Безусловно. Каршеринг — совершенно новая модель пользования автомобилями, играющая положительную роль для рынка. Прокат автомобилей будет находить свою нишу, но при этом мы наверняка увидим много банкротств, потому что к прибыльности данного сегмента пока много вопросов.

— С кем выгоднее выстраивать партнерские отношения — непосредственно с автопроизводителями или с дилерами, среди которых есть компании с весьма гибкой политикой?

— Опыт показал, что нам нужно двухуровневое сотрудничество. При объеме покупок автомобилей, превышающем 30 тысяч единиц в год, мы являемся желанными партнерами для Mercedes-Benz, Audi, BMW, Kia, Hyundai. Но важно реализовывать машины не одной партией, а продавать их в течение всего года большому количеству покупателей по всей стране, и взаимодействие с локальными дилерами играет серьезную роль для нашей сети с 74 офисами. За счет нас они увеличивают объемы продаж клиентам, которые не купили бы машину без лизинга. В свою очередь мы с помощью дилеров видим клиентов, которые до нас пока еще сами не дошли. Успешные дилеры — это залог хороших продаж.

— Интересно было бы узнать о вашем сотрудничестве с одним из крупнейших автодилеров ГК "АвтоСпецЦентр". Что привнесло взаимодействие с ним в ваш бизнес?

— Мы сотрудничаем с "АвтоСпецЦентром" более 10 лет, были свидетелями открытия многих дилерских центров АСЦ и сделали вывод, что это холдинг, который серьезно подходит к вопросам бизнеса и хочет присутствовать на рынке в долгосрочной перспективе. Когда покупатели, обслуживающие свои автомобили в "АвтоСпецЦентре", довольны, это позитивно и для нас — сохранение стоимости автомобиля очень важно, и мы бы хотели, чтобы машина, взятая в лизинг, обслуживалась правильно. Здесь наши интересы с АСЦ совпадают — мы приходим не с разовым актом купли и продажи, а с трехлетней сделкой. Очень важно развитие холдингом кросс-брендовых продаж корпоративным клиентам — редкий дилер предоставляет возможность купить продукцию разных брендов. Таким образом, мультибрендовые дилеры нам очень подходят.

— Почему в качестве партнера была выбрана именно ГК «АвтоСпецЦентр»? Как складываются ваши отношения? Является ли АСЦ поставщиком автомобилей для вашей компании?

— Мы выбрали холдинг за надежность и качество услуг и взаимодействуем с ним комплексно, а не разово. Конечно, дилеру выгоден покупатель, приобретающий в год по 30 тысяч автомобилей, из которых премиальных машин — тысячи. Что касается нашего корпоративного парка, мы меняем машины планово — по мере увеличения пробега. При этом у нас так устроено, что у вице-президентов и директоров нет автомобилей, зато они есть у руководителей продаж и у групп по продажам. В части закупок нам, конечно, тоже очень помогает АСЦ.

— Какие планы у «Европлана» на 2019 год и на ближайшие 5 лет? Вы не думали о выходе на рынки стран СНГ?

Наши планы — оставаться лидерами российского автолизинга в объемных и качественных показателях, предоставлять качественные услуги и поддерживать высокий уровень удовлетворенности клиентов. Мы хотим расти, опережая рынок. Мы не знаем, какой будет динамика рынка в ближайшие пять лет, но должны поставить себе целью прирост, несмотря на то что объемы рынка легковых автомобилей не увеличиваются. Многие компании пытаются нас догнать, но при этом некоторые из них находятся в глубокой депрессии. Автолизинг — сложная сфера. Например, клиенты не всегда могут платить за машину, а изъять ее не такая простая задача. В России сейчас много работы, и если мы начнем выходить со своей услугой на рынки СНГ, то снизим темп на отечественном рынке. Маленькие локальные рынки могут вырасти, но потребуют непропорционально большого количества времени на развитие.

— Ваша компания работает на рынке, где основные конкуренты — госкомпании. Расскажите, с какими трудностями вы сталкиваетесь при ведении бизнеса в подобных условиях? Есть ли какие-то нюансы?

— Мы платим налоги на сумму более 2 миллиардов рублей, и "Европлан" входит в межрегиональную инспекцию по крупнейшим налогоплательщикам, но при этом наши выплаты расходуются компаниями, с которыми мы конкурируем. Конечно, это нам не нравится. Я не думаю, что такое положение дел способствует развитию рынка и росту качества сервиса.

— В апреле "Европлану" исполняется 20 лет. Это серьезный срок и огромный путь. Расскажите об истории, победах и уроках за этот период.

— Мы появились в удачное время, после кризиса 1998 года, и занимались только лизингом автомобилей. За это время мы заключили 300 тысяч договоров, и подобного результата не смогла добиться ни одна российская лизинговая компания. У "Европлана" максимальное количество лизингополучателей, то есть нам удалось продвинуть услугу активными методами и с помощью дилеров-партнеров. Нами приобретена техника на сумму 500 миллиардов рублей, которая передана пользователям.

Кризисы преподали нам два важнейших урока. Во время событий 2008–2009 годов мы поняли, что мощное западное финансирование не являлось решением, и так началась работа с российскими банками. Кризис 2014 года спровоцировал рецессию в ряде лизинговых компаний. Тогда мы поняли, что с государственным лизингом можно конкурировать — и для этого следует целенаправленно заниматься автолизингом, а не идти в смежные сегменты.

Наш метод дал результаты. Клиенты это ценят — уровень удовлетворенности нашими сервисами превышает 75%, что уникально для России, где средний уровень удовлетворенности по финансовому сектору менее 50%.

— В настоящее время экологические тренды в России очень сильны. Расскажите, как ваша компания поддерживает эту тенденцию? Есть ли проекты в данной сфере?

— Проекты есть, но инициированы они не необходимостью отчитываться перед кем-то, а нашим внутренним желанием и убеждением. В нашей компании 2100 человек, средний возраст сотрудников 29 лет. Многие из этих молодых людей хотят принимать участие не только в непосредственной деятельности "Европлана", но и выполнять другую миссию. Например, мы предлагаем нашим клиентам компенсировать экологический след, который оставляют машины, — они могут посадить количество деревьев, необходимое для нейтрализации выбросов их автомобилей. То же самое делаем мы сами! Мы ответственно подходим к вопросам экологии и в нашей офисной жизни — не выбрасываем бумагу и батарейки, а утилизируем их.