Новости
24 сентября, 15:28

УАЗ «поднял результат» прошлого года

Прошла почти неделя с того момента, как последний автомобиль ралли "Шелковый путь" пересек финишную черту. Но эмоции до сих пор не утихли, и у нашей редакции осталось много вопросов к участникам гонки. Биньямин Джепаев - пилот команды Dzhepaev Rally Team и Александр Охотников - руководитель спортивной команды УАЗ, ответили на наши вопросы.

Прошла почти неделя с того момента, как последний автомобиль ралли "Шелковый путь" пересек финишную черту. Но эмоции до сих пор не утихли, и у нашей редакции осталось много вопросов к участникам гонки. Биньямин Джепаев - пилот команды Dzhepaev Rally Team и Александр Охотников - руководитель спортивной команды УАЗ, ответили на наши вопросы.

- Вы в рейтинге пятые, снимал вас на трассе – бодро идете! Техникой довольны?

Биньямин Джепаев (далее: Б.Д): У нас задача была - сберечь автомобиль.

- А сверхзадачу ставили себе на этой гонке?

Б.Д. : Доехать до финиша. Ну и поднять результат прошлого года повыше. В 2009-м мы были двадцать первые на «Шелковом пути» из Казани в Ашхабад. Тот автомобиль, (UAZ Patriot) был тяжелый и всего 155 лошадиных сил мощности. У новой машины (UAZ Pickup) «лошадей» уже 190, а весом она на 200 килограмм легче. Но можно еще сильно облегчить, килограмм четыреста сбросить, она как пушинка была бы. И подвеску бить не будет тогда, и лететь машина будет. Хотя по подвеске мы тоже проигрываем… По уму, надо было прототип построить и все. Ход подвески у нас – 155 мм, а суперпродакшн 250 – 350, например у багги. У них иные возможности… Они в лобовую ямы штурмуют, прощает подвеска все, а у нас приходится перестраховываться.

- На Дакаре когда мы вас увидим?

Б.Д. : Вообще у нас есть желание построить спортпрототип специально для Дакара. Нашему главе компании было доложено об этом сразу после прошлогоднего «Шелкового пути», он идею одобрил. Но пока мы ищем титульного спонсора. Как у «Камаз-Мастер», например. Вы же знаете, что ни одна команда без спонсоров не выживет никак. Мы вели переговоры с потенциальным спонсором восемь месяцев, они нас мурыжили, были вроде как готовы поддержать, а потом отказали, за 1,5 месяца до гонки. Так что планы построить прототип заморозились и мы построили то, что построили, в спешке и на коленке. Но на Дакар надо ехать на спортпрототипе, ведь и в КАМАЗе нет ничего камазовского, и в Volkswagen тоже нет ничего фольксвагеновского.

- Шильдик то есть!

Б.Д. : Да, да, вот и Patriot надо по такому же принципу продвигать. А так, если финансирования не будет, конечно, это бесполезно. «Дакар» же попробовать хочется.

- Завод помогает?

Б.Д. : Помогает. Но, опять же, бюджета нет. Камень преткновения буквально! Когда в прошлом году отменили последний день на Шелковом Пути из-за приезда президентов, мы были счастливы! Ведь до того барханы были «всего» по 15-20 метров высотой, а на последнем СУ ожидались и по 30, и по 40 метров! Не знаю, как бы мы на том маломощном Патриоте с маломощным движком там пролезли... Мы и так прошли, на честном слове. Зато я там навыки получил – по пескам поездил. Кстати, сегодня они и пригодились. Сидели в одном месте 5 минут, в другом 10 минут. Но там все сидели – даже Нассер Аль-Аттия копал минут тридцать, не смог пройти на своем мощном «Фольксе».

Александр Охотников (далее: А. О.): Заводу это все очень быть интересно. Это продвижение марки. КАМАЗ на Ближнем Востоке и в Африке продается только за счет «дакаровских» побед. УАЗ машина той же категории – надежная, простая и дешевая. Все, что может там сломаться ремонтопригодно практически на коленке. Это конек машины. Плюс колоссальная проходимость и потенциал при мелкой доработке в ту или иную сторону. Так что заводу, безусловно, интересно. Но завод – структура не гибкая, включая собственика Sollers. Вот было бы заводу указание сверху – сделать прототип, завод бы и сделал прототип.

Б.Д. : Завод, это ведь только производитель. Маркетингу нужно работать в этом направлении, а не заводу. Нам выделили около 200 000 рублей. Но что это – двести тысяч. Бюджет нашего выезда на «Шелковый Путь на сегодня - 3 млн. 126 тысяч рублей. Именно чтобы изыскивать средства, мы создали клуб Dzhepaev Rally Team. Есть энтузиасты, которые поддерживают, ну и мы свои деньги вкладываем. А так мы все голыми руками. Вот сейчас резину нам ночью привез на Баргузине наш ульяновский болельщик Саша Горчов, 5 колес.

А.О. : Кстати, нынешнюю машину делали очень быстро, но нельзя сказать, что она получилась сырой.

Б.Д. : За 1,5 месяца сделали. Это крайне сжатые сроки. И эта машина прямо с конвейера, ни разу не бывала ни в каких соревнованиях. Это первый выезд из гаража и сразу такой марафон. И мы ее мы ее до сих пор дорабатываем. То есть подвеску я настраиваю под этот автомобиль в процессе гонки. На административных проверках мы еще устанавливали оборудование.

А.О. : Не надо думать, что у нас одних так. У всех так. Все наспех собираются, у всех все забывается, теряется, а последняя гайка закручивается перед стартом. Мы же хотя и при заводе, но мы частная команда. А заводские команды со стажем напротив, все сто раз отработали. Они не собираются перед гонкой, они просто не разбираются после предыдущей!

Беседовал Евгений Шаталов

Источник Autorambler

Материалы по теме

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...