Тюнинг авто

Английский сакс ручной сборки

30 августа 2008
≈ 14 минут
35 просмотров

Для кого мир – счастье, а для кого – одни убытки. Задолго до того, как Гитлер забился в свой бункер, английские авиастроители из Bristol Aeroplane впали в думы о грядущем. Оно рисовалось в мрачных тонах, благо после разгрома Германии и Японии супостатов в мире больше не было, а о конфликтах с СССР пока было и не помыслить. После Первой мировой и летчики, и авиастроители оказались никому толком не нужны. Первым оставалось возить почту и спиваться, вторым – налаживать выпуск мотоциклов и авто. Окончание Второй мировой сулило то же самое. Bristol Aeroplane выбрали путь наименьшего сопротивления: раскулачить опытных немецких авиастроителей, уже как-то «выехавших» из Первой мировой на авто.

Как раз на излете войны Bristol Aeroplane завязал отношения с небольшой английской фирмой, собиравшей модели американской Frazer-Nash. Два отпрыска рода Ардингтон, владевшие этой фирмой, летом 1945 года ещё как раз носили погоны. В общем хаосе поверженной Германии все что-то искали, меняли, тащили. Кто делил Европу, кто – женщин, кто – мировые бренды.

Согласно легенде, бравые английские офицеры совершили молниеносный рейд в Мюнхен, где на останках завода BMW разжились чертежами и высококлассным специалистом-мотористом.

Пикантность ситуации состояла в том, что это была зона оккупации США, но кто смел, тот и съел.

Что украдено один раз, будет украдено и второй. Заполучив баварские трофеи, руководство Bristol охладело к Ардингтонам, и стороны разошлись. Двухдверное чудо Bristol 400, явившееся миру в 1946 году, подозрительно напоминало предвоенный BMW 327, а двигатель и вовсе был развитием баварской двухлитровой «шестерки» в 90 л.с., выполненным немецким спецом. Фасад машины составляли узенькие баварские створки, как бы водруженные на огромную горизонтальную «пасть». Использовав все техдостижения немцев, англичане добавили роскошный кожаный салон, поясные ремни безопасности и радиоприемник. Авто делались юридически в рамках автомобильного отделения, а фактически в подсобке авиангаров. Впрочем, к чести англичан, они не остановились на достигнутом немцами, и быстро развернули «инновационный сценарий»: порукой чему стал аэродинамический алюминиевый кузов Bristol 401. Впрочем, алюминий был скорее не от прогресса, а от дешевизны: после войны его просто некуда было деть.

С британским консерватизмом вся эта самодеятельность вряд ли бы пошла дальше вариаций на тему дизайна BMW, если бы сам дизайн авиа не претерпел перемен. На авиапром сошла милость свыше: небеса послали авиаторам спасительную «холодную войну» и множество горячих колониальных войн. Инфрастуктура авиаимперии перенацелилась на реактивную авиацию.

Вместе с новым дизайном самолетов появился и новый дизайн «автобристолей». В итоге уже в 1953 г. вышел новый яркий Bristol 404 – спорткар c обтекаемым кузовом и радиатором, напоминающим воздухозаборник.

Правда, реактивный двигатель под капот было не спрятать, и там по-прежнему билось развитие трофейного баварского шестицилиндрового двигателя. И все же ровно с тех пор Bristol получил собственное конструктивное решение на четыре десятилетия, сделавшее ему собственное лицо. Англичане резко вытянули машину, придав ее облику известную динамику, но при этом постарались сделать ее устойчивой, сдвинув двигатель к центру. Вероятно, решение диктовалось желанием выйти на гонки, что и было сделано. Bristol в течение двух лет попробовал себя в Ле-Мане, но марке фатально не везло, и, чтобы не отпугнуть богатого клиента, из гонок пришлось уйти. К началу 60-х гг. у авиастроителей кроме оборонного ведомства появились и гражданские клиенты – стало модно летать по миру на пассажирских лайнерах.

Нужда в «конверсионных проектах» отпала, а сам Bristol после серии слияний оказался в составе British Aerospace – участника проектов «Аэробус» и «Конкорд». Автомобильное отделение, базировавшееся среди авиаторов, было продано экс-гонщику Энтони Круку и сэру Джорджу Уайту. От прежнего времени они решительно сохранили ручную сборку, страсть к качеству и среднемоторную схему.

Однако на вооружение по американской моде был мощнейший движок: V-образная «восьмерка» от Chrysler объемом в 6 и более литров рвала с прошлым: двухлитровый рядный немецкий двигатель подходил легкой немецкой или английской машине, но никак не линейному кораблю, который пестовали на Bristol.

Венцом стал пятиметровый чуть не двухтонный Bristol 603 семидесятых, оригинальный внешне.

Снаряженный коробкой-автоматом и V8, разгонявшим авто до 220 км/ч, явно был рассчитан на состязания с каким-нибудь muscle cars. Массивная решительная внешность машины, прямые упрямые линии, естественно, сочетались с проработкой деталей по части комфорта, вплоть до отвода выхлопных газов вниз, дабы не обдать струей дыма шлейф какого-нибудь вечернего платья. Оригинальными было и расположение запасного колеса и аккумулятора впереди передних колес. А вот естественными были сверхъестественные гарантии по части качества и обслуживания, которыми всегда славились английские марки Rolls-Royce, Morgan и другие.

Выпуская авто очень небольшими партиями под заказ, избегая дорогих маркетинговых акций, рекламы и перемен, фирма, вероятно, умудрялась держать динамику расходов в «сонном состоянии». Круг аристократов из Англии, США и стран Залива, сбившийся вокруг марки, стоящей по цене и авторитету на ступеньку выше «ягуаров», до сих пор держит ее на плаву. К девяностым внешность «бристолей» смягчилась и у машины появились вполне волнистые черты. В начале нулевых годов побыла представлена новинка – родстер Blenheim Speedster и фастбэк Fighter, чей двигатель позволяет разогнаться до 350 км/ч. Последний – вполне в духе современных спорткаров, чья внешность определяется родстерами и купе Джеймса Бонда.

К тому, что национального английского автопрома, в смысле собственных идей и капитала, уже не существует, все давно привыкли. Сами англичане называют Bristol глобализацией.

Два года назад British Aerospace, наследник Bristol Aeroplane, вышел из европейского авиаконсорциума, полностью перейдя на самолеты военного назначения. Вероятно, это – тоже глобализация. Bristol Cars, говорят, ещё дышит. Говорят...

Источник: Газета.ru
Опрос
Стоит ли ввести конфискацию автомобиля за агрессивную езду?
Да
Нет
6 комментариев
ПДД онлайн Билет 39, вопрос 5
Увеличение длины штриха прерывистой линии разметки информирует Вас:
О начале зоны, где запрещены любые маневры.
О начале опасного участка дороги.
О приближении к сплошной линии разметки, разделяющей транспортные потоки попутных направлений.
Ответить