Автопутешествия

Дойти до пролива. Часть 2

11 ноября 2010
≈ 72 минуты
107 просмотров

30-31.12.09 Срд-Чтв
Эгвекинот (–10, то пасмурно, то ясно)

Машины в целом исправны, но требуют массы мелких доделок, поэтому с раннего утра и до полуночи мы возимся в гараже. Параллельно обсуждаем дальнейшую стратегию и тактику движения и выясняем у местных вездеходчиков обстановку с дорогами и проезжестью различных маршрутов.

Все в один голос говорят, что до Уэлена по суше никто не ездит. Потому что не надо. Но нам лучше двигаться по южному берегу Чукотки. Путь самый длинный, но на северном берегу практически нет жилья и придется преодолевать несколько больших заливов, где возможны разводья, а по центру полуострова — горные хребты со множеством перевалов. Южная часть оптимальна. Но все равно автомобильных дорог нет, только вездеходные, причем в этом сезоне путь еще не набивали. До Провидения заправок нет и надо брать бензина по максимуму. Один из вездеходчиков готов нас сопровождать на первой части маршрута и везти четыре бочки бензина. Разумеется, не бесплатно. Торгуемся.

Фото: Евгений Константинов

Как быстро мы будем двигаться — никто не знает. Но, по слухам, первые 80 км дорога простая. Дальше, после Конергино, пойдем по тундре, выйдем на самый берег и дальше — вдоль кромки моря. В общем, примерный путь и ориентиры ясны. И то хорошо. А подробности будем выяснять по ходу движения у местных. В поселках окрестности должны знать лучше.

Помимо ремонтно-технических задач надо закупить еды, набрать в бочки запас бензина и встретить Новый год. Магазинов тут едва ли не больше, чем домов, но набор продуктов почти везде одинаковый.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

Цены в Эгвекиноте сопоставимы с московскими, ну может быть, совсем немного выше. Хотя сюда все завозят. Что-то в навигацию, что-то зимой самолетами и вездеходами из Анадыря. А вот бензин существенно дороже. 92-й — по 34 рубля за литр.

Выбирали не долго — он тут единственный. Народу полно, но обстановка, как ни странно, очень душевная и уютная. Буфетчицы, официантки и повариха тоже празднуют вместе со всеми, причем одеты не в профессиональную спецодежду, а по-праздничному. Диск с музыкой, правда, был один, поэтому периодически повторялся. Немцы довольны, несмотря на то, что пива в меню не было: закончилось еще в старом году. Поэтому заказали белого вина, которое оказалось аргентинским и вполне пристойным. А в начале первого начались салюты. В темном небе на фоне белых гор — очень красиво.

С новым годом! Фото: Евгений Константинов

01-02.01.10 Пт-Сбт
Эгвекинот (–10, ясно)

Фото: Евгений Константинов
Рудольф Андреас Дексль, водитель, 51 год, вдовец. Доцент в учебном заведении по профессиональному обучению строительному делу. С раннего детства восхищен машинами, грузовыми автомобилями и внедорожниками, владеет водительскими удостоверениями всех классов, а также удостоверением моторной лодки для рек, озер и побережья. Он ныряет, катается на лыжах, мотоциклах и любит моделестроение. Опытный путешественник, интересуется самыми отдаленными регионами мира.

У всех праздник, а нам еще всякие гайки докручивать, дырки сверлить и доделки доделывать: бортировать колеса, проверять прицепы, налаживать навигацию, паковать вещи. Места в машинах мало, поэтому часть запасов привязываем сверху на понтоны.

Фото: Евгений Константинов

03-04.01.10. Вск-Пнд
Эгвекинот — Конергино (–15-18, то ясно, то пасмурно, периодически сильно метет) 87км

Встали в полседьмого, но долго заправляли машины, цепляли прицепы, грузили вещи и все проверяли. Поэтому стартовали только в одиннадцать.

Фото: Евгений Константинов

На льду снега почти нет — сдуло. Но так как машинки наши тяжело нагружены, ехать быстрее двадцати все равно не получается. Идущий с нами ГТС мчится намного быстрее. А мы прямо на старте включили понижайку. На ней и ехали всю дорогу. В тундре снега тоже мало, но там, где его намело, он очень тяжелый — под коркой наста песок из льдинок. Тут Jeep идут на грани пробуксовки. При этом у нас начала барахлить коробка: гремит и греется, а пятая (пониженная) выскакивает.

Фото: Евгений Константинов
То и дело пересекаем речки с каменистыми, но пологими берегами. В среднем едем со скоростью 5-6 км/ч.

Иногда попадаем в глубокие переметы и начинаем копать. Мы совершенно определенно находимся на дороге: по пути видно много полузаметенных следов вездеходов и снегоходов, но автомобильных среди них нет вообще. На одном из таких «треков» встретили трех лис и ворона. Они все вместе что-то ели. Подъехали ближе. То, что они ели, оказалось задней частью оленьей туши, очевидно, упавшей с саней.

Чуть не случился пожар — под капотом полыхнул брезент, подложенный под двигатель для утепления. На него накапало масла из гидроусилителя руля и, видимо, он прижался к выпуску. Затушили снегом, потому что огнетушитель был пуст.

Ночью, пока спали, поднялся ветер, становившийся все сильнее. Началась пурга. Получили по спутнику прогноз погоды — над Беринговым проливом циклон, который будет двигаться к нам. Чем дальше, тем больше приходится копать, хотя снега не много. Просто переметы очень жесткие, местами совсем заледеневшие.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов
Приходится долбить корку лопатой, если машина проваливается и буксует в нижнем слое снега-песка.

Навстречу из Конергино проехал «Буран» с чукотским семейством: муж, жена и белая лайка с розовым носом. На прицепе — пустая бочка. Едут в Эгвекинот за бензином и покупками. Говорят, дорога по заливу Свободному размечена и хорошо видна. И действительно — въезд на нее был обозначен большой бочкой и вмороженными вешками. У берега лед отошел немного, под снегом выступила вода. Стало быть, прилив. Из-за этого мы перебрались на твердое с трудом, потому что пошли след в след за вездеходом. Зато вторая машина прошла легко: Вольфганг взял по насту левее и не провалился. Снега на заливе больше чем на суше, поэтому наша скорость падает, а ГТС как будто его вообще не замечает.

Фото: Евгений Константинов

Когда выходим на сушу, уже пора заправляться. На две машины выливаем бочку с четвертью бензина, то есть 250 л. А проехали-то всего ничего. Чем ближе к Конергино, тем больше вокруг катается радостных и пьяных чукчей на снегоходах. Я думаю, к нашему приезду все село будет уже в курсе, тем более Саша-вездеходчик успел рассказать, что мы везем ракеты «земля-воздух» специально к ним в деревню. Почему? По международной конвенции. Зачем? Чтобы защищать чукчей.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

За 6 км до жилья, когда вдалеке уже появились первые огни, на второй машине лопнул кронштейн тяги Панара. Вместе с ними лопнули надежды быстро пройти Конергино, не останавливаясь в селе. Подвязали мост ремнями, кое-как добрались и остановились на ночевку прямо в машинах у оленьего кораля. Вокруг лежали рога, шкуры и отрубленные головы. А сорок пять тонн мяса было надежно укрыто в сарае.

Фото: Евгений Константинов

05.01.10 Вт
Конергино (N65 54.275 W178 51.090) (–25, ясно, штиль)
День ремонта

Конергино — самое крупное из оленеводческих сел восточной Чукотки. Единственный в этих местах сохранившийся с советских времен племенной совхоз-гигант.

Фото: Евгений Константинов

Директор, Владимир Алексеевич, в своем кабинете с красными знаменами принял нас очень радушно. Настоящий директор совхоза в хорошем смысле этого слова. Сам родом с Кубани — из станицы на границе Краснодарского края и Ставрополья. Ветеринарный врач, почти всю жизнь лечащий оленей… Последние лет пять все собирается на пенсию и перебраться обратно на родину. Однажды он уже уезжал, но через год снова вернулся: потянуло назад в тундру.

Фото: Евгений Константинов

В дирекции толпа возле бухгалтерии. То ли зарплату дают, то ли не дают. Сплошь чукчи. Кто с подбитым глазом, кто просто помят: праздники. Многие пришли специально на живых немцев поглазеть. Перед конторой собрались деревенские собаки.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

У них тоже праздник — сколько нового народу приехало, и все на них внимание обращают. Но ведут себя настороженно: мало ли что от этих чужаков ожидать. В основном тут собаки-оленегонки, но очень крупные, больше похожие на ездовых.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов
Село состоит в основном из совсем маленьких одноэтажных домиков, занесенных снегом, но есть и два трехэтажных панельных дома с вполне городскими подъездами и типичными хрущевскими квартирами.

Дизельная электростанция с четырьмя новыми «Камминсами», построенная по губернаторской специальной программе, и котельная с горячим водопроводом стоят на отшибе. Пока все наши ходили в гараж варить подвеску, я пошел на электростанцию паять оборванные провода. У электриков оказалось очень чисто, тепло и по-домашнему уютно: свой горячий душ, комната отдыха и маленькая кухня. Работают сплошь русские. Чукчей до «камминсов» и высокого напряжения не допускают. Их техническая вотчина — гараж и водопровод.

Вопреки всей суровой обстановке народ живет в Конергино не бедно. Особенно по меркам севера. Почти у всех снегоходы, причем у многих японские и американские, компьютеры, новая фото и видеотехника. В совхозном гараже стоят «Треколы», гусеничные вездеходы, и даже амфибия на воздушной подушке. Некоторые умельцы сами строят вездеходы на дутиках. Впрочем, тут могли бы жить еще лучше, если бы лучше был налажен сбыт мяса. И была бы возможность продавать шкуры.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

Раньше на полуострове было несколько фабрик, занимавшихся выделкой оленьих кож и шитьем из них всяких полезных вещей. Но сейчас этим никто не занимается, поэтому шкуры просто выбрасывают. Также и рога.

Тем временем Саша с Витей, экипаж нашего вездехода сопровождения, загрузились мясом и засобирались домой. И перед нами встала задача найти себе новых попутчиков.

Директор снова принял нас со всем радушием и даже накрыл стол. На нем красовались строганина из спинной части молодого оленя, оленья печенка и вареный олень. В общем, простая чукотская еда. Но переговоры зашли в тупик, потому что в совхозе ГТС государственный, а у Саши был частный. Никакого формального повода ехать в сторону Уэлена у конергинского совхоза нет, а это значит, что с государственным вездеходом надо заключать официальный договор со всякими реквизитами и платить через банк по 1900 рублей в час согласно установленному тарифу. Но бюджет экспедиции весьма ограничен, для нас эта сумма совершенно неподъемна. В конце концов Матиас грустно заявил, что мы поедем так. Сами по себе. Ориентироваться будем по звездам, подаренную оленью тушу не возьмем, потому что ее не на чем везти, и питаться будем одними сникерсами, бочки тоже оставим, а топлива на сколько хватит, на столько и хватит. И все, что с нами случится по дороге, пусть останется на совести совхозной администрации. Все попытки объяснить, что без мяса и без бензина ездить зимой по тундре плохо, не возымели действия. Зато переговоры о вездеходе закипели с новой силой. И директор махнул рукой — ладно, езжайте, на три дня вездеход ваш. В общем, спасибо ему, доброму человеку.

Фото: Евгений Константинов

06-07.01.10 Срд-Чтв
Конергино — ручей Катастрофный (N65 28.938 W176 17.617) (–20-25, более или менее ясно, очень сильный ветер, временами метель)
152 км

Из села выехали по очень накатанной дороге — она идет к пастбищам нескольких оленеводческих бригад, по ней ездят постоянно и круглый год. Дорога большая и хорошо размешанная сотнями вездеходов за долгие годы. По тундре параллельно друг другу тянутся многие колеи, так что общее направление хорошо видно с возвышенностей. Но близко, да особенно когда сильно метет, эти колеи становятся порой неразличимы. Так что все равно надо быть внимательным, чтобы не сбиться.

Фото: Евгений Константинов
Едем по холмистой тундре, то и дело огибая замерзшие озера.

Впереди на горизонте виднеется цепочка гор. Нам туда. Вездеходчик Володя предлагает идти сквозь них напрямую, а не в обход. Говорит, что снега в горах сейчас очень мало, а крюк на 35 км меньше. Это на шоссе такое расстояние ничего не значит, а в наших условиях мы можем выиграть ходовой день. Соглашаемся.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

Ближе к горам колеи стали более глубокими и жесткими, а снег пропал. Но стоило нам зайти в ущелье и начать подъем на низкий перевал, как обнаружилось, куда делся весь предгорный снег: его надуло сюда. Впереди был гигантский рыхлый перемет, а в спину нам немилосердно мело, временами полностью закрывая видимость. Ветер — нереальный. Мы метр за метром пробиваемся сквозь снег, а вездеход катается вокруг, как будто так и надо. В конце концов, перевал прошли и начали спуск к морю.

С заходом солнца ветер стал усиливаться. Он сдувает с ног, если выходишь из машины, а саму машину пытается положить на правый бок. Но так как весь снег уже выдуло, метели нет. Я такого ветра еще не видел: порывы до сорока метров в секунду. Дорога по холмам хорошо накатана вездеходами. Она каменистая и ровная. Чем-то напоминает Атласские горы. Только температура другая. Тем временем течь из шланга гидроусилителя резко усилилась, и на одной из щебенистых вершин мы встали на ремонт. На ветру и морозе спас рваный брезентовый тент от «Урала», прихваченный в Эгвекиноте. Его накинули на открытый капот, прижали к земле камнями — получилось подобие палатки, под которой можно было работать. Отрезали рваный шланг, натянули на штуцер, затянули хомутом… Через три километра сорвало. Все-таки сто три атмосферы — очень много даже для фирменного хомута. А у нас только китайские.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

Снова повторили всю работу, только еще посадили шланг на суперклей, три хомута и проволочку и подкачали передние колеса до 0,7, чтобы рулилось легче. Другого варианта все равно не было: в порыве борьбы с лишним весом запасные шланги Матиас выложил в Эгвекиноте…

Продолжаем ехать вдоль берега по щебенистой вездеходной дороге. Она тут одна и ведет к летней рыболовной стоянке в несколько домиков из чего попало. Здесь ловят кету, нерку и гольца, не говоря уже о горбуше. В большом дощатом сарае — гараж и электростанция.

Фото: Евгений Константинов

Домики теплые, но занесенные снегом, причем местами даже внутри. В одном из них наши сопровождающие затопили печку, поставили греться воду и бульон с оленем. Ветер не прекращается, привязанная проволочкой гидравлика еще держится, поэтому решили ехать дальше, насколько хватит. До следующего ремонта. Потому что не ехать — смысла нет. Эх, найти бы возможность доставить в тундру рубиконовские шланги!

Но не долго. До Каменной горы, где в море спускаются скалы, впадают речки и начинается сложный рельеф. Вездеходчики обычно идут и дальше вдоль моря, но у нас прицепы, на пересеченку с ними не сунешься. Уходим левее, вглубь материка — искать объезд обрыва над речкой, состоящей из множества потоков. Где-то в них лед, какие-то сухие. Снова похоже на замерзшую каменистую Сахару…

Фото: Евгений Константинов
Мы южнее полярного круга, почти на уровне моря, но вокруг пустынная каменистая тундра.

В Якутии на той же широте вовсю растут деревья, хотя там и холоднее, по крайне мере, зимой. Может быть, дело в том, что тут не бывает полноценного лета, в отличие от той же Якутии?

Мы идем без всякого намека на дорогу, просто по азимуту в поисках более пологого проезда через реки. Где-то проезжаем по льду через озера с вмороженными в них камнями. Местами — просто через камни, хаотично разбросанные на земле. Через несколько часов завершаем длинную дугу по берегу, огибаем все крутые спуски-подъемы и опять выходим на прибрежную косу. Только на этой уже не разгонишься: полно обломков льда, топляка и другого мусора, принесенного морем. Судя по местности, мы сейчас едем там, где вообще мало кто ездит и даже вездеходы — большая редкость. Делать им тут нечего. Опять же — это граница районов, которая всегда на замке. Ветер временами превращается в сильную пургу и тогда ничего кроме летящего снега в свете фар не видно. Периодически идем по приборам вслепую. Получается. Карта в компьютере привязана не идеально, но довольно точно.

Фото: Евгений Константинов

08-10.01.10 Птн-Вск
Ручей Катастрофный — Энмелен (–20-25, ясно, очень сильный ветер)
97 км

Первое впечатление, когда открыл глаза — море. Вода темного сине-серого цвета с белыми полосами поземки по верху волн и розовой полосой неба. Купаться не располагает совсем.

Фото: Евгений Константинов

Спуститься здесь и переехать устье ручья Катастрофного — без шансов даже для вездехода. Возможно, тут и был какой-то спуск, но он уже обвалился. Похоже, что так и есть, потому что одна ржавая нога геодезического триангуляционного знака висит в воздухе над обрывом. Развернулись и поехали назад вдоль ручья искать спуск.

Как выяснилось, Матиас слепо верит местным проводникам, даже когда те никогда в этом конкретном месте не были. А у вездеходчиков есть свои четкие маршруты, в которых они ориентируются, а вне их — все, терра инкогнита. Володя здесь в первый раз и поэтому то и дело бегает поглядеть на GPS ко мне. Мы с ним совещаемся, как лучше выбирать путь, стартуем… и через пять минут Матиас отправляет меня в вездеход спросить, где мы находимся, правильно ли едем и какая нас впереди ожидает дорога. Так и движемся, периодически коллективно сбиваясь с пути и попадая в глубокие переметы. Тогда начинаем дружно копать или лебедимся за ГТС. А вот вытягивать машину вездеходом, оказывается, нельзя — неспортивно.

Фото: Евгений Константинов

Переезжая одну из больших рек, попали в верховую метель. Фары упирались в стену снега, поэтому на противоположный берег опять выходили по GPS. Через всяческие протоки и острова. Хорошо, что карта здесь совпадает с местностью! Утром пурга стихла, открылось небо и мы увидели, наконец, великую реку Ергывеем, которую переезжали накануне по приборам. Оказалось, что мы выбрали единственный удачный путь — в обход всех полей торошения и крутых уступов на берегу. И место для выхода на берег оказалось лучшим — в пологом устье небольшого притока реки.

Фото: Евгений Константинов

У вездехода заканчивается солярка и отведенное время. Поэтому мы прощаемся с Володей и Лешей и отправляемся в свободное плаванье по волнам заснеженной тундры через невысокие хребты, держа курс на вездеходную дорогу, обозначенную на картах.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

Но снова вынуждены встать на ремонт. Опять гидроусилитель. Строго говоря, наша техника к полевому обслуживанию и ремонту не сильно приспособлена.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов
Чтобы открыть капот, нужно два человека, чтобы заправиться — минимум три. Любое действие отнимает кучу времени и почти всегда требует что-то откуда-то достать и что-то куда-то переложить, а затем свернуть и убрать. А влажный мороз с ветром замедляют все рабочие процессы.

Искомая дорога оказалась слабой колеей через замерзшее болото. Начал отрываться прицеп, потому что разбило кольцо на дышле, и оно становится все тоньше. Подвязали стропой. Снова потянулись болота и щебенистые равнины, дорога становилась все накатаннее, выдавая приближение к жилью. Вскоре через болота мы шли как по вспаханному полю вдоль: сплошные колеи на несколько сотен метров по обе стороны тянулись параллельными курсами. Тут на болотах пасутся тысячи зайцев, а приглядывают за ними пушистые песцы. Но вторые показываются на глаза редко. То и дело пересекаем реки, и каждый раз это целая история с замерами льда и выбором траектории между замерзших наледей. Реки и наледи тут мелкие, но все равно перестраховываемся. В каком-то смысле это лучше и быстрее, чем вытаскивать перегруженный Rubicon из полыньи. Что удивительно, дорога на карте совпадает с реальностью идеально. В моей штурманской практике это большая редкость. Можно просто идти по карте, не глядя в окно. Но за окном красиво.

Так и доехали до Энмелена. Там нас уже давно ждали и даже выехали встречать на маленьком Suzuki Samurai. Ночуем в школе. Школа новая, фирменная и автономная. Построена канадцами. Тепло, хорошо, душ, столовая и т.п. У наших машинок ажиотаж. Все интересуются — куда, откуда, что везем, не миссионеры ли? Собаки уперли из машины рыбу и попытались запрыгнуть на понтоны, чтобы достать оленя.

Фото: Евгений Константинов

11-12.01.10 Пнд-Вт
Энмелен (–20, ясно, ветер слабеет)
Два дня большого ремонта

На ремонт нас пустили в теплый гараж при ДЭС. Там уже шел консилиум, как запрессовать наш шланг.

Фото: Евгений Константинов

Решили, что лучше всего накрутить канадских проволочек. Потому что все равно ничего другого нет. К решению остальных выявленных при осмотре машин проблем подошли примерно так же. Тем более что ни станков, ни сверл, ни газосварки в селе нет. Есть только один кривой сверлильный станок без тисков, «болгарка» и электросварка.

Фото: Евгений Константинов

Энмеленские мастера оказались очень настойчивыми и упорными. Шланг срывало, а они раз за разом продолжали заново его прикручивать и испытывать. На четвертой попытке стало немного держать, и достигнутый успех был отмечен. Закусывали сушеным китом.

Матиас возвратился с улицы с кислым лицом и заявил, что «джип — г…но». Проволочки сломались. Уже начали думать, что лучше — доставить шланг с Аляски или вернуться на снегоходе в Эгвекинот за оставленными запчастями, но все же решили сперва попробовать приварить крайслеровские штуцеры к наконечникам ураловского гидрошланга. Главной сложностью были тонкие стенки трубок. А так как ни газа, ни паяльной горелки в Энмелене нет, а есть только толстые электроды, очень велик шанс прожечь штуцеры и окончательно обездвижить машины до гипотетического прилета новых шлангов. Штатный сварщик, Валера, по поводу результата выразился неопределенно, но взялся делать. Леша, сварщик-любитель из котельной, уже сваривший нам новые кольца для дышел и сделавший это отлично, сказал, что сможет, но только вечером. И Матиас опрометчиво выбрал первый вариант.

Фото: Евгений Константинов

Я же, пользуясь хорошей погодой, выкроил час погулять с фотоаппаратом по поселку. В отличие от оленеводческого Конергино, Энмелен традиционно населяют морские зверобои. В советские времена тут пытались развивать оленеводство, но дело это с развалом Союза быстро загнулось. А морзверобои, как и прежде, живут охотой на морзверя. Добывают согласно квоте от двух до пяти китов в год, в основном серых, маленьких, изредка одного большого гренландского. За китами ходят на деревянных моторных вельботах и бьют их ручными гарпунами.

Фото: Евгений Константинов

А кроме того стреляют моржей, тюленей, нерп и другую ластоногую живность. Добытых зверей разделывают прямо на берегу, почти в центре села. Тут же рядом промышленный морозильник, где мясо весь год и хранится. Но кроме того моржатину еще заготавливают здесь на зиму традиционным чукотским способом — в земляных ямах с водой. Мясо там слегка подгнивает, но главным образом заквашивается. Говорят, вкусно и полезно, только воняет сильно. Называется это блюдо — копальхен. Попробовать даже не предлагали. Наверное, потому что мало самим себе заготовили…

Мясные ямы тут же недалеко, в склоне сопки, над разделочной площадкой. У некоторых семей они имеются и в огороде. В смысле, вместо огорода. Потому что все равно ничего не растет. А чтобы собаки и вороны драгоценный продукт не сожрали, ямы закрывают плотно листами железа и заваливают камнями. Ниже ям, возле площадки, стоит сетчатый загончик под крышей с обрезками и запчастями от моржей и тюленей. Хвосты, шкуры, ласты, кишки — все это лежит в виде смерзшихся рулетов. От них, когда надо, откалывают куски, чтобы кормить собак. Или класть как приманку в капканы. Дальше по косе за гаражами и вертолетной площадкой — большая помойка и охотничьи угодья одновременно. Во внутренней лагуне за косой и по берегу навален всякий металлолом, главным образом бочки из-под топлива. Туда же уволакивают скелеты китов после разделки. Я насчитал 15 в разной степени бэушности. Два — совсем новых, их еще не успели подчистую объесть собаки с воронами.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

А по гребню косы ближе к морю через равные промежутки стоят бочки, доски и всякий другой хлам, образующий почти правильные квадраты в плане. Оказалось, что эта береговая оборона — просто укрытия для охотников на тюленей. По осени тут вдоль берега тюлени постоянно каждый год куда-то плывут стаями. А охотники сидят за бочками и ждут. И так из года в год.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов

Пока я ходил, в гараже кипели страсти. Матиас пилил то, что наварил Валера. А тот стоял рядом с виноватым видом… Трубки были изрядно попорчены толстым электродом и нетвердой рукой. К счастью, Леша из котельной все-таки смог виртуозно исправить почти безнадежные детали.

Фото: Евгений Константинов
Фото: Евгений Константинов
Ни один немец не сможет проехать по нашей стране без помощи простого русского сварщика!

После чего заявил, что поедет завтра с нами на мотоцикле, чтобы удостовериться, что все в порядке, а заодно повидать друзей в Нунлигране. И мы с ним стали обсуждать Дакаровский мотозачет.

Вечером немцы захотели выпить пива, но — увы. В Энмелен в эту навигацию пива не завезли.

Фото: Евгений Константинов

Текст и фото: Евгений КОНСТАНТИНОВ

Источник: all-road
Опрос
Поддерживаете ли Вы предложение отменить полисы ОСАГО?
Да
Нет
40 комментариев
Quto
ПДД онлайн Билет 22, вопрос 4
Где начинают действовать требования Правил, относящиеся к населенным пунктам?
В начале застроенной территории, непосредственно прилегающей к дороге.
С места установки дорожного знака с названием населенного пункта на белом или синем фоне.
Только с места установки дорожного знака с названием населенного пункта на белом фоне.
Ответить