Новости

Прозрачный путь бензина

29 декабря 2011
≈ 17 минут
69 просмотров

Качество бензина - вечная тема разговоров среди автомобилистов. Откуда и как поступает топливо в хранилище, может ли на каком-то этапе в процесс вмешаться недобросовестный сотрудник и стоит ли опасаться «разбодяженных» нефтепродуктов, рассказали «Водителю Петербурга» на самой крупной нефтебазе Северо-Запада, в Ручьях.

Компания ПТК пригласила иногородних коллег по бизнесу и корреспондента «Водителя Петербурга» на экскурсию по самой крупной нефтебазе нашего региона. На площади в 40 гектаров расположены резервуары для хранения 68 тысяч тонн топлива. Для сравнения: один железнодорожный состав вмещает в себя около 2,5 тысячи тонн солярки или бензина.

Топливо поступает на базу либо по трубе, проложенной с Киришского НПЗ, либо железной дорогой. Первый путь с точки зрения логистики намного более выгодный и простой - стоимость транспортировки одной тонны горюче-смазочных материалов составляет 360 рублей. При этом перевезти тот же объем в цистерне намного дороже - около 760 рублей.

Предположим, на нефтебазу приехал железнодорожный состав с топливом, которое необходимо разгрузить и обработать. После подачи цистерн к перрону специалисты около 20 минут проверяют наличие пломб на горловинах. В случае, если ничего не нарушено и претензий нет, то с каждого 4-го резервуара берется проба, затем все пробы объединяются и отдаются в лабораторию. Через 40 минут оттуда приходит ответ, соответствует ли бензин или солярка требованиям ГОСТов.

Если ответ из лаборатории положительный, то сотрудники нефтебазы открывают все горловины цистерн и подключают к ним специальные устройства. Дальше за дело берется техника - в памяти компьютера на основании документов уже есть данные о марке бензина и в какой резервуар он пойдет. Все действия происходят без вмешательства оператора - его обязанности заключаются лишь в принятии решения качать или не качать и надзоре за происходящим.

После нескольких кликов мыши половина состава начинает равномерно пустеть. Насосная станция выкачивает топливо из 16 цистерн одновременно. Стоит отметить, что в этот момент контакта с воздухом у бензина нет - все соединения герметичны. Под пристальным наблюдением оператора все содержимое перекачивается в специальный резервуар, в который помещается около 5 тысяч тонн горючего.

Действия сопровождаются постоянными экологическими проверками. По периметру почти каждого строения на базе установлены специальные фермы, по которым проложены провода, шины управления и газоанализаторы. Если вдруг происходит утечка топлива, то датчики улавливают пары и сообщают об этом на пульт. Когда концентрация паров достигнет 50% в окружающем воздухе, то включается тревога, а по достижении 80% происходит отключение почти всех систем и электроники.

В дополнение каждый резервуар с топливом опутан целой системой трубопроводов и датчиков. Первые транспортируют топливо и воду в случае пожара, а вторые снимают показания температуры и плотности бензина.

Помимо железной дороги топливо поступает через трубопровод с Киришского НПЗ. Как уточнили сотрудники ПТК, специальная аппаратура каждые два часа сверяет данные объема поставки с теми, которые подсчитываются на выходе с завода в Киришах. Делается это не просто из любопытства - за 2011 год на трубе протяженностью 300 километров было обнаружено и удалено около 400 врезок, с помощью которых злоумышленники сливали солярку. Для проверки качества полученных нефтепродуктов также отбираются контрольные пробы.

Кстати, по трубе на базу поступает именно дизельное топливо, ведь объем его потребления намного превышает бензин. Но зимой транспортировка этим путем останавливается - с 1 ноября должна поставляться только зимняя солярка, а в трубопроводе одновременно находится около 8 тысяч тонн летней. Чтобы не выкупать этот объем и не хранить его до весны, ПТК переходит на железнодорожные поставки.

Клиентами этой нефтебазы являются компании Shell, ТНК-BP, Фаэтон, ПТК и другие. Большинство представленных на петербургском топливном рынке брендов, включая так называемые ВИНКи, пользуются услугами базы в Ручьях, кто на постоянной, а кто на временной основе.

При этом хранение топлива для каждого из клиентов производится на общих условиях, то есть бензин одного сорта на различные сетевые заправки поступает из одного резервуара. Исключение составляет лишь «шелловский» сорт V-power - его делают на специальной установке, которая равномерно вливает специальную присадку в пропорции 100 мл на 1000 литров. Хотя основа все равно берется из того же топлива, которое идет на остальные АЗС.

После всех преобразований бензин или солярка загружаются в бензовозы. Каждый грузовик и цистерна зарегистрированы в специальной компьютерной программе, в которой все данные о вместимости и прохождении транспортом поверки введены заранее и не могут быть откорректированы оператором. Лишь после подтверждения легальности грузовой транспорт допускается до специальной наливной эстакады.

После последней модернизации нефтебазы автоматизация здесь достигла уровня в 80%, поэтому испортить поступающий на АЗС бензин, по утверждению руководства, просто невозможно. Вся перекачка топлива между резервуарами герметична, а если человек не до конца прижмет тот или иной «хобот», то система просто не будет работать. Въехать на территорию с уже частично заполненной фурой также не получится - на КПП осуществляется досмотр.

Когда бензовоз доберется на АЗС, там на специальной разгрузочной площадке тщательно проверят пломбы и документы, выписанные на груз. Причем сверка всех номеров и штрихкодов ведется через Интернет, чтобы сравнить их с лежащими на сервере компании документами. Затем сливной кран цистерны соединяется с резервуаром заправки и происходит выгрузка. При этом компьютер сверяет данные по бензовозу, по количеству топлива, залитого в него на нефтебазе, а также фактически замеряет его количество. Если есть несоответствие, то в головной офис компании сразу направляется специальное сообщение.

Как рассказал Дмитрий Королев, начальник управления сбыта ПТК, человеческий фактор, конечно же, никто отменить не может. Но его воздействие на передвижение и отслеживание качества топлива сведено к нулю. Тем не менее за всю историю наблюдений компания оплатила ремонт нескольких автомобилей, пострадавших из-за ошибок работников АЗС, когда в дизельную машину был залит бензин.

Как показывает опыт работников АЗС, содержимое бензовоза может попасть не в тот резервуар, когда слив происходит ночью, около 4 - 6 утра. В это время и водитель уже уставший, и оператор АЗС не особо внимателен. Поэтому после всех проверок персонал может просто перепутать краны. В таких случаях обычно успевают заметить ошибку и закрыть работу нескольких колонок, но бывают и неприятные исключения.

Если автомобилист имеет претензии по качеству топлива либо по количеству, то на каждой заправке по требованию клиента готовы отобрать пробу бензина или солярки и направить ее на исследование в лабораторию. По статистике, обращаются с такими просьбами немногие, ведь в случае отсутствия проблем оплачивать работу химиков будет водитель.

После осмотра всей цепочки поступления топлива от НПЗ до бака автомобиля корреспондент «Водителя Петербурга» сделал вывод: с наибольшей вероятностью повредить машину из-за топлива можно, пожалуй, лишь залив «левак». Если же виновата «брендовая» заправка, то следует искать человеческий фактор.

Текст: Юрий Белоусов

Источник: Водитель Петербурга
Опрос
Стоит ли досрочно пускать за руль лишенных прав водителей?
Да
Нет
8 комментариев
ПДД онлайн Билет 11, вопрос 9
По какой траектории Вы можете выполнить разворот?
По любой.
Только по А или В.
Только по А.
Ответить