Новости

Новое ОСАГО ловушка для водителей

26 февраля 2009
≈ 19 минут
52 просмотра

Долго же Россия боролась сама с собой за право предоставить автовладельцу при совершении ДТП возможность действовать по-европейски: обменявшись полисами и стиснув зубы, не вызывая гаишников, мирно разойтись. И — о, свершилось! — такое право, прислонив тем самым себя к цивилизованному миру, с 1 марта она верноподданным раздала.

Однако, по мнению экспертов, благое, казалось бы, дело для многих тысяч российских водителей может неожиданно обернуться множеством неприятностей…

Сами с полисами?

Правом обходиться без помощи сотрудников ГАИ при оформлении аварии страна наделила автовладельца отнюдь не щедро — избежать общения с инспектором ДПС она позволила только в строго определенных обстоятельствах: если в результате аварии не случилось пострадавших, если друг в друга уперлось не более двух транспортных средств, если оба участника аварии согласны в оценке обстоятельств ДТП, если, по мнению виновника и пострадавшего, последнему причинен ущерб в размере не более 25 тысяч девальвированных рублей и если у каждого из них есть действующий полис ОСАГО.

В остальных же вариациях на тему Закон об обязательном страховании не упразднил обязанность водителей, причастных к ДТП, вызывать и до второго пришествия ожидать сотрудников ГИБДД.

Но даже при столь половинчатых решениях никому — ни страховщикам, ни гаишникам, ни водителям — не пришло в голову задаться вопросом: а всех ли владельцев полисов касаются столь “прогрессивные” поправки в закон или только тех, кто заключил договор страхования по ОСАГО после 1 марта, то есть после начала действия поправок? Иными словами: могут ли участники ДТП, имеющие в кармане действующий полис ОСАГО, но приобретенный до 1 марта, при вышеназванных условиях оставить место ДТП? Или же, воспользовавшись правом не прибегать к помощи гаишников, окажутся под угрозой пятнадцатисуточного ареста или же лишения права крутить баранку на срок до полутора лет за оставление места ДТП?

И пока ни одно из заинтересованных ведомств не объяснило, кто и какими правами обладает, остается лишь удариться в рассуждения с привлечением логики, практики и ясновидения…

За что боролись…

Ответ, впрочем, становится очевиден уже на подступах к теме: договор ОСАГО, заключенный до 1 марта, не очень-то дает право чувствовать себя европейцем, то есть обменяться полисами и разбежаться. Да и заключенный после — тоже…

Аргумент первый. Документ под названием “полис” является подтверждением того, что некто, например, Кацнеленбоген, заключил договор страхования на условиях, изложенных в правилах страхования и действовавших на момент заключения договора. Ведь понятно же, что правила являются неотъемлемой частью договора. Именно эти правила и никакие другие. Если товарищ Кац заключал договор до 1 марта, когда в правилах еще не было упрощенного оформления аварий, к нему, стало быть, упрощенка отношения не имеет. Хочешь упрощенку — переоформляй договор.

Аргумент второй. Желающий воспользоваться новшеством товарищ Кац обязан будет предоставить в страховую компанию извещение об аварии нового образца. Пункт 2.6.1 ПДД так и говорит: оформить аварию самостоятельно ее участники могут “путем заполнения водителями, причастными к дорожно-транспортному происшествию, транспортных средств соответствующих бланков извещений о дорожно-транспортном происшествии…”

Соответствующих. То есть специально предназначенных для подобных случаев.

Через три дня — по идее! — такие извещения должны быть в кармане у каждого владельца полиса ОСАГО, желающего “разойтись по-европейски”, без придорожных милиционеров. Но где там! Новую форму извещения пока не видели даже страховщики. А между тем именно в извещении должен быть доходчиво прописан столь непривычный для российских водителей порядок действий при ДТП, а также — все риски, которые добровольно берут на себя обе стороны.

Никто пока не дал гарантию, что попытка всякого пострадавшего обойтись без инспектора ГАИ при старом извещении в кармане не завершится отказом страховой компании что-либо выплачивать по причине “вы нам не то извещение предоставили”… Мало ли находят причин незаконных? А тут — почти (а может быть, даже очень) законная!

Аргумент третий. Приняв документы на выплату, страховая компания ни в чем не повинного Кацнеленбогена направит запрос в компанию виновника аварии и выяснит, что компании в природе нет, полис значится без вести пропавшим или просто нарисован от руки. Товарищу Кацу придется топать в суд, имея в кармане лишь заполненный обидчиком бланк извещения о ДТП. А поскольку никто не проверял документы “автора” аварии (прописку, основание владения машиной и тому подобные чрезвычайно важные для разрешения дела обстоятельства) и в деле нет никаких достоверных сведений о таинственном небритом “лице”, товарищ Кац со своими притязаниями на получение денег и филькиной грамотой в кармане вызовет у судьи лишь безнадежно горькую улыбку…

Но самые коварные последствия самонадеянных экспериментов поджидают водителей со стороны ГАИ: как знать, не возникнет ли у придорожной милиции (при таком-то тумане вокруг “упрощенки”!) желание рисовать протоколы за оставление места ДТП на всех, кто не пожелает вызвать их брата на место ДТП? А у судей — неуемное желание лишать права крутить баранку или награждать административным арестом. Ведь больно уж сладкая и высокодоходная статья!

Увы, даже правоведы сегодня не обнаружили единства во взглядах: одни считают, что упрощенка распространяется на всех, независимо от того, когда заключался договор, — “до” или “после”. Другие утверждают обратное.

А коли так, то до тех пор пока какое-нибудь государево лицо не скажет во всеуслышание, как жить дальше, и не возьмет на себя ответственность за сказанное, ей-богу, лучше будет жить и работать, как завещал начальник ГИБДД города Екатеринбурга товарищ Замятин…

Третий — не лишний!

Сообразив, что упрощенное оформление аварий может запросто подкосить статистику выявленных нарушений ПДД, милицейский начальник из Екатеринбурга почти так и сказал: невзирая на европейско-буржуйские замашки игнорировать полицейских, россиянам, понимаешь, все равно рекомендую вызывать нашего брата на всякое ДТП. Потому как это чуждое нам заморское явление может невзначай гнусно надругаться над планом по палкам.

Ежели взглянуть сквозь пальцы на очевидную причину ведомственной неприязни к упрощенке, в словах милицейского начальника можно обнаружить вполне рациональное и житейское зерно.

Понятно ведь, что к неразберихе в праве пользоваться упрощенкой неизбежно прибавляется не менее коварный враг: финансовый бардак, перетряхнувший цены на запчасти и стоимость ремонтных работ. Даже опытный специалист сегодня не всегда точно скажет, сколько стоит поврежденная фара и ее замена, вытягивание крыла и покраска кузова. А если и скажет, то гарантию своим словам даст лишь до утренних торгов на валютной бирже…

А ведь подавляющему большинству далеких от ценообразования “чайников” придется самостоятельно решать: согласиться ли с тем, что полученный ущерб не превышает 25 тысяч рублей, и разъехаться. А потом доплачивать своих еще 50. Или — от греха подальше — все-таки вызывать сотрудника ГИБДД? Причем решать в состоянии стресса от ДТП и психологического давления противника: “Мелочь, командир, в двадцатку уложишься!”.

Вот и выходит, что причин, по которым целесообразно до поры до времени плюнуть на упрощенку, множество: если не просчет в оценке стоимости ремонта, так отлуп в страховой по причине предъявления “не того” извещения; если не срок заключения договора ОСАГО “до того” или после, так срок за якобы оставление места ДТП.

А это значит, что до поры до времени надо звонить в ГАИ при любой аварии и вежливо так интересоваться: мы тут на двоих никак не можем сообразить… Третьим будете?

Текст: Виктор Травин

Источник: Московский комсомолец
Опрос
Стоит ли досрочно пускать за руль лишенных прав водителей?
Да
Нет
8 комментариев
ПДД онлайн Билет 6, вопрос 8
Кому Вы должны уступить дорогу при повороте во двор?
Встречному автомобилю и пешеходам.
Никому.
Только встречному автомобилю.
Ответить