Новости

«Лежачий полицейский» лучше пьяного сотрудника ФСБ

27 октября 2008
≈ 25 минут
54 просмотра

Теперь я точно знаю, как надо зарабатывать деньги на иностранных туристах. Представьте себе ночное ралли Москва — Сонково (Тверская область, на границе с Ярославской). Обязательные условия: отсутствие GPS-навигатора и карт, российский автомобиль в заводской комплектации (ну хотя бы без галогенок, а с «родным» светом). Количество вброшенного в кровь даже не водителя, а пассажира адреналина несравнимо с детской прогулкой из Парижа в Дакар — в том числе и с точки зрения этнографической познавательности.

Впрочем, я ехал не с экскурсионной целью, а по неотложной надобности — вытаскивать нашего корреспондента, который вляпался в какие-то замысловатые отношения с невнятными людьми бандитского облика и теперь прятался в этом самом Сонкове: то ли в отделении милиции, то ли просто в кустах.

Спасательная операция началась в 22.30 по московскому времени, завершилась в 11.30 утра. Протяженность маршрута туда и обратно — без малого 1000 км (включая крюк, который мы совершили благодаря мстительности продавщицы из ларька города Бежецк — мы ее разбудили около 5 утра).

Главный вывод: спасти кого бы то ни было в центральной части России можно, только если очень повезет. К этой мысли мы (я и водитель ВАЗ-2112 Дима) пришли уже на первом часу пути, который начался на Чистопрудном бульваре и застопорился, чуть-чуть не доезжая ТТК. Меж тем объект неотложной помощи нервничал в своем Сонкове и подозревал нас в том, что мы лишь имитируем тягости и лишения спасательной операции, находясь давно по домам и высовывая мобильник на улицу, чтобы дать послушать звук застывшего в пробке потока.

Вырвались… Ярославка благодаря построенной развязке на Королев и Мытищи на удивление свободна, потому что убрали злополучный светофор и пост ГАИ. Однако сразу после космического вида строения мы уткнулись в затор: суперсовременная трасса упирается в мост через железную дорогу, и поток сужается с шести полос до привычных трех. Далее приключений не предвиделось: трасса федерального значения (М-8) в ночное время — без особых препятствий в виде многочисленных строительных рынков. Правда, темная — так что начавшийся дождь в совокупности со слабыми фарами не давал наслаждаться быстрой ездой.

У Сергиева Посада — поворот на трассу Р-104, которая берет свое начало у очень долгой стрелки светофора. Потеряли, несмотря на позднее время, где-то минут 20, поскольку светофор в городе был, мягко говоря, не единственным.

Р-104 — туда и обратно — одна полоса. Такое впечатление, что нам навстречу выпустили всех местных идиотов: выключать дальний свет в этой округе —проявление слабости. Мало того: особым шиком считается зажечь «люстру», завидев кого-нибудь впереди (прежде всего относится к джипам с областными номерами).

Дорога приличная и вполне позволяет развить скорость до 120 даже в ночное время. Позволяют это и сотрудники ГИБДД, которых мы так ни разу и не увидели — лишь отдельно стоящий муляж раскрашенного автомобиля, облезший и кем-то загаженный.

Беда на этой трассе может обрушиться на путника в двух обликах: костлявой руки голода и автомобильного столбняка. Если захочется есть — в вашем распоряжении только поганки по обочинам в ассортименте. Что касается бензина… Заправки, конечно, есть (по направлению от Москвы, правда, их больше), но работают они по весьма скользящему графику: обед или ужин может быть объявлен стихийно — придется торчать в открытом поле около получаса, радуясь только тому, что литр стоит дешевле.

…Еще одно неудобство, превращающее поездку в соревнование по спортивному ориентированию, — отсутствие указателей. Нет, безусловно, мы с большим интересом выяснили, что деревня Иудино находится именно здесь, но в названии том нам почудился злобный намек: куда ты едешь (если не в Иудино) и сколько до этого «куда» осталось километров, определить можно лишь интуитивно. Иногда эта интуиция подвергается серьезным испытаниям.

Мы, например, точно знали: следующий крупный населенный пункт — Калязин (Р-104 проходит сквозь него), но заветного слова так ни разу не заметили, стали волноваться и к своему ужасу вдруг наткнулись на гигантскую угрожающую надпись: «Углич». В Углич нам было совсем не нужно, мы вообще смутно представляли, в каких географических отношениях город находится с нашим Калязиным, но никаких разъяснений на дороге так и не нашли. Перекрестившись, поехали прямо, и лишь когда трасса лучшей своей частью неожиданно пошла вправо — в Углич, нам удалось найти и маленькую, местами проржавевшую табличку с интересовавшим нас названием.

Вообще-то стоило ввязаться в эту авантюру хотя бы для того, чтобы уяснить на собственном опыте принцип работы вертикали власти. Дороги в центральной части России стали лучше — но ровно до тех пор, пока региональная или федеральная трасса не минует указатель какого-нибудь райцентра. До того — по ней можно ехать, а та субстанция, что принадлежит муниципальным образованиям, — не трасса и даже не полигон для карьерных самосвалов. Вывод, подтвержденный четырежды: в Калязине, Кашине, Бежецке (где было пробито колесо) и Сонкове. Особую пикантность ситуации придают «лежачие полицейские» — единственное, на что хватает денег у муниципальных властей. Ну, конечно, какой уважающий себя город без «полицейского» — единственного нового и относительно ровного места на всей дороге!

Калязин нас встретил неприветливо: во-первых, опять же безо всяких указателей, которые помогли бы нам вырваться из этого дорожного кошмара, а во-вторых, сотрудником ФСБ во всей красе — он очень громко долбился в давно уже закрытую палатку «Пиво-воды». Таксист-азербайджанец, возивший его за прибавкой к столу, сочувственно выслушал наш вопрос: как доехать до Сонкова, — развел руками и сообщил, что кроме Калязина знает еще Углич, Москву и Баку.

Уловив человеческую речь, сотрудник ФСБ (тогда, впрочем, он показался нам приятным, хоть и смертельно подвыпившим человеком) изъявил желание помочь. Но не смог понять смысла обращенных к нему фраз и подумал: «Издеваются». Когда же выяснилось, что за рулем машины сидит «не очень симпатичная девушка», как он было попытался сформулировать, а студент четвертого курса юрфака, — совсем обиделся. И в этот момент благодаря корочке, показанной вверх ногами, мы и узнали его профессиональную ориентацию. Впрочем, наш арест не состоялся: достать табельное оружие ему помешал добрый бакинец.

Вернувшись на трассу, мы нашли хитро законспирированный поворот на город Кашин, который и был следующим промежуточным пунктом.

…Никогда не приезжайте в Кашин ночью: лабиринт Минотавра — вот что это такое. Выезд на Бежецк помог обнаружить таксист, за которым мы более получаса ездили кругами по каким-то сельским проулкам. И тут началось… Нет, дорога была сносной, но: безо всяких знаков, без освещения, без разметки и столбиков, что в условиях сгустившегося тумана и сильного дождя грозило многообещающим знакомством с зарослями борщевика.

Заводские вазовские лампочки справлялись лишь с несколькими сантиметрами туманного кошмара. Пришлось идти на хитрость: выпускать вперед фуру и садиться ей на хвост, несмотря на скорость — километров под 120. Так риск вылететь с трассы был во много раз меньшим: разметки нет, а резкие повороты меж тем — вот они. Но фуры — бездушные существа: когда они прибавляли до 140, мы оставались один на один с абсолютной темнотой. Потому и пропустили Т-образный перекресток, о существовании которого знаки нам сообщить не могли по причине их полного отсутствия.

Знаете, что самое мерзкое в спасательной операции? Когда спасателей нужно самих откуда-нибудь спасать. Благодаря воплям штурмана (то есть меня) водитель Дима все-таки разглядел кювет, куда мы летели на скорости под 100 км в час, но поздно — потому руль вывернуть не успел, что и спасло нас от некролога в любимой газете. Посадка была мягкой, а ремни безопасности пригодились впервые в моей жизни…

— Пьяные за рулем есть? — поинтересовался голос свыше, то есть с дороги. Судя по интонации, это был невесть откуда взявшийся в полтретьего ночи сотрудник милиции. Далее последовали переговоры по мобильнику с неким Санычем, который, судя по всему, и должен был оказаться нашим спасителем: «Где-где улетели… Там, где все улетают, на перекрестке с объездной».

Пока милицейская «буханка» была в пути, выяснилось, что этот перекресток — заколдованное и — более того — практически дьявольское место, поскольку недавно тут улетели на небеса даже святые отцы. У нас же все обошлось треснувшим бампером, помятой защитой и правой дверью. То есть мы — на ходу. Нам долго желали счастливого пути и объяснили дорогу до Бежецка: все время прямо, у единственной заправки — налево, а дальше — спросите, если найдете кого трезвого.

Дальнейший путь был уже столь однообразен, что и вспоминать об этом не стоит. Разве, пожалуй, одно: если вы свернете на бежецком кругу налево, то метров через триста попадете на трассу, достойную соединять Вашингтон с Нью-Йорком. Гигантские фонари, красивейшая разметка, по три полосы, места для стоянок… Эта волшебная дорога начинается ниоткуда и заканчивается так же нигде: обычной полуразбитой бетонкой. Зачем она здесь, что с чем соединяет? Разве что дебет с кредитом областного бюджета… Хотя нам этот мираж все же помог — увидев подобное чудо, мы точно поняли: в Сонково оно ну никак не может вести.

…Объект спасения был найден в отеле «Нью-Сити». Отель «Нью-Сити» найти было много труднее: раз двадцать проехав по центральной улице Сонкова и замучив местных жителей, встающих по-прежнему по времени давно съеденных первых петухов, — мы нужной «дорожки вправо» так и не увидели. Только разъяснения пожилого таксиста, обозначившего нужный маршрут как «х… поворот», позволили выехать на перепаханную тракторами грунтовку с прошлогодними лужами. Отель оказался бывшим одноэтажным медпунктом.

А по дороге обратно приключений не случилось, если не считать потерянного колеса и полного отсутствия (вплоть до Сергиева Посада) горячего кофе.

Все удовольствие заняло: 13 часов с перекурами. Обошлось: 2 тысячи на бензин, 5 тысяч на последующий ремонт. А спонтанно проведенное социологическое исследование выявило: количество плохих и хороших людей — примерно равное (пьяного сотрудника ФСБ отнесем к разряду статистической погрешности). На ночной дороге останавливалась каждая вторая машина (что никак не зависело от степени ее крутизны), наврал — один человек, денег за помощь не попросил никто.

Текст: Сергей Михалыч.
Источник: Новая Газета
Опрос
Стоит ли досрочно пускать за руль лишенных прав водителей?
Да
Нет
5 комментариев
ПДД онлайн Билет 20, вопрос 10
Укажите расстояние, под которым в Правилах подразумевается дистанция:
Только А.
Только Б.
Только В.
А и В.
Ответить