Новости

Как в Петербурге за долги отбирают машины

8 сентября 2012
≈ 20 минут
40 просмотров

За долг перед банком в 8000 долларов бизнесмен Максим Чичварин лишился уже двух автомобилей: за 22 тысячи и 14 тысяч долларов. Служба судебных приставов уверяет, что все произошло по закону. Банк также уверен, что должник не стремился расплатиться сам, поэтому все правильно. А то, что без машины он не может содержать семью, в которой пятеро детей, - личные проблемы должника.

В начале 2008 года Максим Чичварин был генеральным директором брендинговой компании и даже получил права на торговую марку «Моя семья» в сегменте non-food. Согласно амбициозным планам, озвученным в марте 2008 года, под этой маркой должны были продаваться зубные пасты, шампуни, бальзамы, бытовая химия, постельное белье... «Стартовый объем инвестиций – 1,5 миллиона долларов плюс еще 10 миллионов будет вложено в течение года, часть этих денег будут составлять заемные средства» - так Чичварин описывал свои планы, которым не суждено было сбыться. Сейчас он работает таксистом, чтобы прокормить жену и пятерых детей.

Машина, из-за которой Максим Чичварин ополчился на судебных приставов, была куплена в 2006 году: «Мазда-6» за 26 тысяч долларов. Она находилась в залоге у Балтинвестбанка. В кризис 2008 года бизнес Чичварина закрылся. Как уверяет Чичварин, не по его вине: магазины не реализовали отгруженную им продукцию и не рассчитались с ним, поставщиком. Магазинам начислялись пени, но они были меньше штрафов, которые назначал банк за просрочку кредита. «За несколько месяцев, - говорит Максим Чичварин, - я потерял 60 миллионов рублей». В банке вроде бы пошли навстречу и дали отсрочку по выплате процентов. В противном случае, сказал заемщик, он продал бы машину сразу, не дожидаясь, пока нарастут штрафы.

К 2010 году, когда от основной суммы долга оставалось выплатить 8 тысяч долларов (18 тысяч было выплачено), банк подал в суд: сумма искового заявления составила 15 тысяч долларов. Сюда вошли штрафные санкции. Но в суде Чичварину удалось доказать, что вопрос о санкциях он с банком обсуждал, хотя и устно, и что в то время, когда его «усиленно искала служба безопасности», он несколько раз являлся в банк и адрес с телефоном не менял.

- Я каждый месяц приходил в банк с очередным платежом, а о том, что банк подал на меня в суд, узнал только через три месяца, - рассказывает бывший предприниматель. – Оказывается, из моих ежемесячных платежей 70% уходило на штрафы – те самые, которые мне якобы простили. В результате суд принял мою сторону: постановил, что я должен банку $11 тысяч, которые можно выручить при продаже на торгах «Мазды». Ее рыночная стоимость тогда равнялась $22 тысячам. По мнению суда, я должен был получить $11 тысяч и банк столько же. Результат меня удовлетворил, банк – нет. Ему эти 4000 долларов терять не хотелось. Сам я решил машину не отдавать, а занял 11 тысяч долларов у знакомого, пришел в банк, чтобы закрыть долг. Там эти деньги не приняли, вернее, потребовали донести еще какую-то часть суммы и, пока я собирал деньги, выставили авто на торги. Об этих торгах не знал никто. Информация о них была размещена только на сайте Госимущества.

Торги провалились. Машину мог бы выкупить сам ответчик, но не знал, что она продается. Потом, как положено по закону, банк выдерживает машину в «карантине», затем через суд снизил стоимость товара – до 7 тысяч долларов. После этого «Мазду» продали фирме «Аксион».

В итоге должник остался должен банку 4000 долларов. Ответчик решил самостоятельно продать еще одну свою машину – «Опель-Зафира». Молодой человек, приехавший к Максиму Чичварину под видом покупателя, продемонстрировал удостоверение судебного пристава.

- Я почти не сомневался, что это какой-то грабеж, - говорит Чичварин. - Поверил, что это реальные приставы, только когда по моему вызову приехали полицейские и сказали, что все правильно. Я взывал к совести и спрашивал, как можно описывать машину, на которую не наложен арест. Пристав сказал: можно, раз я по-прежнему остаюсь должен. Машину погрузили на эвакуатор и увезли. В УФССП мне сказали, что «Опель» уйдет с молотка за 7000 долларов, хотя его рыночная стоимость – в два раза больше. Сейчас жду торгов, хотя уверен, что и эти торги ухитрятся провести в мое отсутствие. Итог таков, что за долг в 8000 долларов я лишился двух машин: за 22 тысячи и за 14 тысяч. Кстати, Гражданско-процессуальный кодекс прямо запрещает накладывать арест и обращать взыскания по исполнительным документам на имущество ответчика, если оно необходимо для осуществления профессиональной деятельности.

«У меня пятеро детей! Жена пока не работает, - возмущается экс-предприниматель. – Я работаю водителем-экспедитором в одной компании и таксистом в другой. Детей не вижу, потому что круглые сутки на работе. Из 3 тысяч рублей, которые удается заработать за день, тысячу отдаю за аренду машины. В результате нам, семерым, нужно 42 тысячи в месяц, чтобы жить просто на прожиточном минимуме. А у меня остается только 30 тысяч. Детей кормит в основном бабушка. Продавать нам уже нечего. К счастью, пока дети маленькие и не задают вопросов: почему мы так плохо живем?»

Редакция Online812 направила запрос в службу судебных приставов, попросив разъяснить, можно ли забирать машину, если она: 1) является единственным источником дохода должника, 2) не является предметом залога и вообще не имеет никакого отношения к долгу. Служба ответила, что все законно.

Оценку проводил пристав-исполнитель по заключению суда. Долг Чичварина банку после реализации первого автомобиля составлял 107 тысяч рублей и не выплачивался. В результате было принято решение описать то имущество, которое оставалось. Что касается имущества, необходимого для выполнения профессиональных функций должника, то таковым, согласно закону, на который ссылается УФССП, может считаться имущество не дороже 100 МРОТ. Все, что дороже, может быть описано и продано. В реальных МРОТах (6300 рублей) у нас исчисляют только пособия. Штрафы и оценка имущества считаются в соответствии 1 МРОТ = 100 рублям. Получается, что оставить должнику имущество, с помощью которого он зарабатывает деньги, можно, только если оно будет стоит 9999 рублей или меньше.

Адвокат Юрий Баринов, специализирующийся на работе с заемщиками, поясняет, что уменьшить стоимость авто в 3 раза относительно рыночной стоимости просто невозможно, а если гражданина не пригласили на суд, где была снижена стоимость авто, то такое решение нужно оспорить в суде 2-й инстанции в течение 30 дней со дня, когда он об этом узнал. Сейчас, конечно, поезд ушел, но еще можно спасти автомобиль номер 2. Но, конечно, если у гражданина нет времени и желания ходить по судам, то ему никто не поможет.

«Жестокость порождает жестокость, - комментирует адвокат. - Часто ловкие заемщики умудряются избежать расплаты перед банками, а банки так жестко отыгрываются на тех, у кого нет навыков борьбы с ними».

Комментарий

В «Балтинвестбанке» помнят эту историю и поясняют: изъятие имущество производилось только по решению суда. «Просрочки, - сообщает пресс-служба банка, - возникли еще до кризиса, в 2007 году. Чичварин М. А. ни разу не обращался в банк с письменным заявлением об отмене или уменьшении штрафной неустойки, о снижении процентной ставки и не предпринимал действий, направленных на погашение кредиторской задолженности. Смольнинский районный суд вынес решение о взыскании задолженности в размере 11 510 долларов США, а также о взыскании госпошлины в размере 4998 рублей и обращении взыскания на предмет залога, установив начальную продажную стоимость в размере 661 тысяч рублей, т. е. более 22 тысяч долларов. Чичварин был уведомлен о вступившем в силу решении суда, однако от добровольного исполнения отказался. Предмет залога скрывал в течение полутора лет. После изъятия автомобиля… за счет средств банка была произведена оценка рыночной стоимости автомобиля «Мазда 6». Она составила 270 тыс. рублей… В связи с несоответствием стартовой стоимости, определенной судом, рыночной цене банком было принято решение обратиться в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения решения суда. Автомобиль был реализован со вторых торгов в соответствии с законом об исполнительном производстве по цене 234 500 руб. Денежные средства были направлены в погашение задолженности, после чего остаток задолженности по судебному решению составил 110 308 рублей. Что касается автомобиля «Опель Зафира» 2003 года выпуска, то он был приобретен должником спустя 2 недели после изъятия «Мазды». И это подтверждает наличие у должника возможности и отсутствие желания исполнить решение суда в полном объеме».

Текст: Нина Астафьева

Источник: Водитель Петербурга
Опрос
Стоит ли досрочно пускать за руль лишенных прав водителей?
Да
Нет
8 комментариев
ПДД онлайн Билет 16, вопрос 15
Вы намерены повернуть налево. Кому следует уступить дорогу?
Обоим транспортным средствам.
Только легковому автомобилю.
Только автобусу.
Ответить