События

Водитель отработает штраф

1 ноября 2012
≈ 28 минут
48 просмотров

Директор Федеральной службы судебных приставов России Артур Парфенчиков заявил в интервью "Российской газете", что надо шире вводить такой вид административного наказания, как обязательные работы.

Водитель, превысивший скорость, должен иметь возможность искупить вину в нарушении правил личным трудом. Обсуждается и другое броское предложение: ввести упрощенную процедуру, по которой можно будет наложить арест на имущество, записанное должником на кого-то другого. Тогда спрятать свое добро у близких людей станет гораздо трудней.

Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, предлагающий ввести обязательные работы за неуплату административных штрафов. Как вам эта идея?

Артур Парфенчиков: Мы всецело поддерживаем такую законодательную инициативу. В настоящее время имеются определенные проблемы с взысканием с правонарушителей административных штрафов.

Напомню, что сегодня соответствующая статья КоАП РФ предусматривает наказание неплательщику в виде административного штрафа в двукратном размере либо административный арест до пятнадцати суток. Практическое применение этих санкций показало свою низкую эффективность. Заставить должника уплатить административный штраф, взыскать его принудительно зачастую оказывается невозможным.

Суды чаще всего применяют наказание к неплательщикам в виде двойного штрафа, а не административный арест. Однако при взыскании двойного штрафа возникают все те же проблемы, что и с первичным наказанием. Так что получается замкнутый круг. Рассматриваемый в Госдуме законопроект способен разорвать этот круг.

На наш взгляд, применение в подобных случаях обязательных работ позволит обеспечить принцип неотвратимости административного наказания и, более того, достигнуть его цели: предупреждение новых правонарушений.

Обязательные работы не связаны с изоляцией гражданина от общества, они нам представляются приемлемой альтернативой такому более строгому виду наказания, как административный арест.

Посмотрите, что творится на наших дорогах. Одна пьяная авария за другой. Даже жуткие трагедии не заставляют других одуматься. Разве обязательные работы остановят водителей из числа безбашенных?

Артур Парфенчиков: Замечу, что, когда дело доходит до трагедий, речь должна идти уже об уголовной ответственности. И здесь наказание гораздо серьезней.

Зачем же ждать трагедий? Часто водитель-убийца был хроническим нарушителем. Ясно же было, что он рано или поздно натворит бед. Должна же существовать какая-то профилактика от таких ездоков?

Артур Парфенчиков: Для них я бы предложил другое наказание: лишение права на управление транспортным средством. Думаю, этот институт тоже надо расширять. Можно предусмотреть лишение прав на три и даже пять лет за регулярные нарушения, а также за неуплату штрафа, который ранее этому лицу был назначен в связи с нарушением им правил дорожного движения. Не можешь цивилизованно ездить, не платишь штрафы за нецивилизованную езду? Походи пешком, подумай.

Контролировать наказание придется вашему ведомству. Справитесь с нагрузкой?

Артур Парфенчиков: Конечно, для нас это дополнительная нагрузка. Пока с 1 января 2013 года обязательные работы будут применяться по двум видам административных правонарушений.

Сегодня мы уже проводим серьезную совместную работу с органами местного самоуправления. Они в соответствии с требованиями закона должны определять по согласованию с нашими территориальными подразделениями виды обязательных работ и перечень организаций, где лица, которым назначено такое наказание, будут его отбывать.

Это колоссальная организационная деятельность, и ее осуществление ради исполнения административного наказания, которое назначается всего лишь по двум составам КоАП РФ, представляется не совсем оправданным.

В программе "Юстиция", которую сейчас обсуждает Минюст России, предусмотрена упрощенная процедура, по которой можно будет взыскивать имущество так называемых третьих лиц. Речь о ситуации, когда должник переписал свое добро на постороннего человека. Получается, можно будет прийти к каждому и сказать: твоя машина - не твоя, мы забираем ее за чужие долги? И как доказать, что твое - это твое, если процедура-то упрощенная? Пришли, взяли и ушли...

Артур Парфенчиков: Не совсем так, и здесь я хотел бы пояснить следующее. В первую очередь порядок был и остается судебным. Сейчас в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" предусмотрено обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, который производится на основании судебного акта или исполнительной надписи нотариуса.

Исходя из уже действующей в настоящее время правовой конструкции судебного порядка обращения взыскания на указанное имущество, в программе "Юстиция" предлагается по аналогии распространить такой порядок и на случаи, связанные с обращением взыскания на имущество должника, которое он передал по сделке другим лицам с целью уклонения от исполнения требований исполнительных документов.

И в данном случае судебный пристав не сможет просто взять имущество и уйти. А должен будет обратиться в суд с заявлением о применении последствий недействительности ничтожной сделки, направленной на уклонение от исполнения требований исполнительного документа. И только после получения соответствующего решения суда обратить взыскание на это имущество.

Разве возможно доказать, что должник специально переписал имущество на другого, а не продал или честно подарил?

Артур Парфенчиков: Три года назад службой был разработан и с тех пор вполне удачно реализуется алгоритм действий судебного пристава-исполнителя. Он предусматривает выявление имущества должника, права на которое оформлены на других лиц по мнимым или притворным сделкам. При обнаружении такого имущества на него обращается взыскание, но опять же, как выше я отметил, указанные действия судебный пристав-исполнитель осуществляет исключительно на основании судебного акта.

Таким образом, именно суд будет давать оценку действиям должника: специально ли переписал должник на другого или продал или подарил.

Упрощенная процедура, считаете, придаст взыскателям оптимизма? И они с радостью пойдут в суд по вашей просьбе?

Артур Парфенчиков: Мы сейчас активно работаем с взыскателями. В прошлом году они более 200 раз с успехом обращались в суды, чтобы вернуть имущество в правовое поле должника. Однако многие взыскатели ни морально, ни физически не готовы продолжать судебные процессы. Поэтому считаю, что было бы правильным дать и судебному приставу право обращаться в суд с таким заявлением. В такой ситуации взыскатель был бы больше защищен. Иначе проблемы могут возникнуть и с европейским правосудием. Представьте, человек выиграл процесс. А ему говорят, иди и судись дальше, чтобы решение было исполнено. Многие взыскатели удивляются и даже возмущаются, говорят: а почему мы должны идти в суд?

Еще одно дискуссионное предложение: введение обязательного декларирования должником своего имущества. Такое предложение уже было предусмотрено в одном из законопроектов, расширяющих полномочия судебных приставов, но в последний момент оттуда исчезло. Вы собираетесь вернуться к этому вопросу?

Артур Парфенчиков: Да, службой уже не один год прорабатываются предложения о возможном введении в российское законодательство дополнительных механизмов не только для мотивации должников к добровольному исполнению требований исполнительных документов, но и более оперативному установлению имущественного положения должника и определению имущества, на которое можно обратить взыскание в рамках исполнительного производства. Для нас такая новация могла бы стать серьезным подспорьем в реализации функции ФССП России по розыску имущества должника.

Мы с большим вниманием изучали опыт наших зарубежных коллег по применению данного института, и сегодня вряд ли можно найти правовую систему, где такой механизм, в том или ином формате, не применялся бы.

Суть нашего предложения - совмещение в российском законодательстве декларирования в рамках исполнительного производства с уголовной ответственностью за отказ от подачи исполнительной декларации и за сообщение в ней ложных сведений. При этом предлагается такую декларацию истребовать только при исполнении судебного акта на определенную сумму (к примеру, для граждан-должников - сто тысяч рублей, а для должников-организаций - пятьсот тысяч рублей) и только в случаях, когда должник не исполнил требования судебного решения в отведенный ему срок для добровольного исполнения.

Если человек скажет твердое "нет" декларации, как планируете наказывать?

Артур Парфенчиков: За невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя о представлении исполнительной декларации предлагается предусмотреть административную и уголовную ответственность - в зависимости от тяжести деяния. Одним из критериев, как я уже сказал ранее, будет являться размер суммы, которую должник обязан по решению суда выплатить.

Например, в Голландии за предоставление недостоверных сведений должником предусмотрено два года лишения свободы. Но мы все же пока считаем возможным ограничиться уголовными санкциями, не связанными с лишением свободы, - штраф, обязательные и исправительные работы, для нас важна сама превенция таких норм в законе.

Одними из самых массовых ваших клиентов являются алиментщики. Нередко у них ничего за душой нет, так что хоть заставляй писать декларации, хоть не заставляй. В такой ситуации что делают судебные приставы: опускают руки?

Артур Парфенчиков: Исполнительное производство всегда начинается с изучения самой жизненной ситуации, и судебные приставы оказывают помощь в трудоустройстве. Конечно, если брать миллион исполнительных производств, это не такая большая цифра, но в первом полугодии более 10 тысяч должников были с нашей помощью трудоустроены. Еще более 20 тысяч встали на учет, и у них алименты начисляются из пособия по безработице.

У нас часто ругают мигрантов. Но люди едут за тысячи километров в другую страну, чтобы прокормить семью. Если у тебя нет работы в твоем регионе - ты же мужик, в конце концов, собери вещи и переезжай в другое место, где есть работа, пусть даже не та, о которой мечтал. Но то, что совсем нельзя трудоустроиться, я не признаю такого аргумента. Тот, кто по-настоящему хочет, работу всегда найдет.

С недавних пор вы стали бороться с неуплатой алиментов и методом гласности: публикуете фото злостных должников в Интернете, газетах, рекламных баннерах. Помогает?

Артур Парфенчиков: Речь главным образом идет о тех, кто находится в розыске. Их фотографии действительно размещают на информационных щитах, баннерах, в СМИ и Интернете, и нам сегодня позволяет это делать закон. Часто сама угроза прославиться заставляет того, кто имеет долги по алиментам, изменить свое поведение. Например, один житель Пензы всячески скрывался от судебных приставов, но после беседы с его родственниками, когда судебный пристав пояснил, что для установления места проживания должника его фотография будет размещена на стенде "ВНИМАНИЕ: РОЗЫСК!" и в СМИ, должник пришел к судебному приставу и заплатил всю сумму долга по алиментам в размере 170 тысяч рублей.

Недавно на одном из наших семинаров мы обсуждали необходимость расширения применения на практике таких методов воздействия на должников, говорили о том, что нужно больше пользоваться выносными стендами в общественных местах. Также обсуждали опыт наших американских коллег, когда даже на коробках из-под пиццы размещают фотографии алиментщиков. В общем-то сегодня в точки зрения закона и у нас такое возможно. Может, это немного экстравагантно; а с другой стороны, если в регионах наши сотрудники, общественные организации и представители социально ориентированного бизнеса придумают нечто подобное - почему нет? Главное, чтобы это укладывалось в рамки действующего законодательства.

Владислав Куликов

http://img.autorambler.ru/images/journal/d28d0306b2db7de4894542ad0cb79d68
Источник: Российская Газета
Опрос
Стоит ли ввести конфискацию автомобиля за агрессивную езду?
Да
Нет
7 комментариев
ПДД онлайн Билет 21, вопрос 8
Может ли водитель легкового автомобиля в данной ситуации начать движение?
Нет.
Да.
Да, если он не создаст помех грузовому автомобилю.
Ответить